Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Какая песня без баяна?... »

Friday, March 30, 2018


( Сергей Есенин. Живопись художника Даниила Федорова )


 Олег Андреевич Анофриев (20 июля 1930 — 28 марта 2018)
 Ушёл из жизни.
 Царствие Ему Небесное. 

Таланту.

Поминальная свеча тихо плачет у портрета ...(с)


Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты - в ризах образа...
Не видать конца и края -
Только синь сосет глаза.


Как захожий богомолец,

Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.


Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.


Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.


Если крикнет рать святая:
"Кинь ты Русь, живи в раю!"
Я скажу: "Не надо рая,
Дайте родину мою".

( Сергей Есенин. 1914. )


Вы уже, наверняка, догадались, узрев - сразу же - портрет любимого русского Поэта и прочитав его стихи ,
что эта страничка - особенная? Очень ностальгическая.
Да.
Здесь будет и великолепная поэзия - о Руси,
и бесподобная живопись - о Руси,
и несказанно хорошая песнь - о Руси.


А вот. Услыхала песню.
Из серии так называемых - ретропесен.
Сказочно душевную.
Всё в той песне - гениально: и текст, и музыка, и - душевное исполнение.
Строки написаны - от души, музыка льётся из сердца!
Голос исполнителя ...
Голос - уникальный!
Как о нём написал некто Sergey 04091960 - участник виртуальных музыкальных посиделок ( ужас какой, как зашифрованы - цифрами помечены/ отмечены участники! *ироничный смайл* аха ... забрела на MOSKVA.FM - вычитала, наткнувшись именно на этот отзыв, потому и песню послушала) :

« - Лучшего голоса на нашей эстраде я не знаю. Мне из поколения 60-х его песни, как бальзам на душу ... »


Олег Андреевич Анофриев — актёр театра и кино, режиссёр, исполнитель песен.



Итак.
Слушаем необыкновенную песню.

« Какая песня без баяна?... »

Муз. - О. Анофриева.
Сл.- О. Анофриева.
Исп. - О. Анофриев.



http://kkre-18.narod.ru/anofriev/kpb.mp3


Ты лети от Волги, от Урала,
Песня журавлиная моя!


Проживи сто лет,
Облети весь свет,
Но вернись в родимые края.

Припев:

Какая ж песня без баяна?


Какая ж зорька без росы?


Какая Марья без Ивана?


Какая ж Волга без Руси?


Песни возвращаются, как птицы,
Как бы труден ни был перелет.


Вновь берез листва
Мне шепнет слова,


Вновь негромко сердце запоет.

Припев:

Какая ж песня без баяна,


Какая ж зорька без росы?


Какая ж сказка без обмана?


Какое ж горе без слезы?


Если жизнь сложилась, словно песня,
Значит, песня сложена про жизнь.


Про родимый край
Так, баян, сыграй,


Чтоб жилось и пелось от души.

Припев:

Какая ж песня без баяна?


Какая ж зорька без росы?


Какая Марья без Ивана ?

Какая ж Волга без Руси?
*
Ко всей странице: со светлыми, синеокими Есенинcкими строками - о Руси, с пронзительными, горьчайшими - о Руси - строками Н. Гумилёва, с песней О. Анофриева , лиричной, такой - задушевной, что - слушать/не наслушаться --- великолепные, красочные, сказочные полотна русского художника Игоря Сидорова.
Все его живописные сюжеты наполнены улыбкой и мягким юмором, насыщены ярким цветом и солнечным светом, напитаны щемящей грустью и безграничной любовью к родному краю!

Художник - о себе:

Зовут меня Игорь Сидоров. Родился 07 февраля 1960г. в городе Норильск Красноярского края. В 1961г. меня перевезли с крайнего севера на Северный Кавказ - это был маленький городок Моздок. Там я и начал свою творческую деятельность (посещал изостудию), итогом которой стало участие в коллективной выставке детского рисунка в Тайланде (1965г.).

Затем был переезд в г. Краснотурьинск (1966г.). Там я закончил детский сад, музыкальную и художественную школы, получил среднее образование. В школьные годы увлёкся радиолюбительством и получил лицензию на радиостанцию UA9CQM (ex: RA9CFW).

Мои позывные можно услышать на всех коротковолновых диапазонах и сейчас.

Образование: закончил Уральскую Государственную Архитектурную Академию в 1985г. Поле завершения образования работал главным архитектором г. Усть-Катав (Челябинская область), художником в театре юного зрителя (г. Екатеринбург) и архитектором в мастерских художественного фонда России. Поставил четыре кукольных спектакля в Северной Осетии ( Республика Алания ) и два в Екатеринбургском ТЮЗе (последний можно увидеть на моем сайте, пока на стадии постановки).

Кроме живописи немного увлекаюсь архитектурным проектированием: ночная подсветка городских зданий. Самые Яркие работы в этой области: "Атриум Палас Отель", г. Екатеринбург, там же здание университета, консерватории, Домик архитектора Малахова. Подсвечено несколько объектов в г. Краснотурьинск, Первоуральск, Нижний Тагил Свердловской области. Несколько проектов перепланировки жилых помещений.
Одна из ярких работ в области реставрации: восстановление икон XIX века (12 штук) в Мужском хоровом лицее - г. Екатеринбург.

Время от времени участвую в различных международных конкурсах карикатур. Призовых мест никогда не занимал, но в каталоги попадаю регулярно.
С 1991 - свободный художник. Живу и работаю в городе Екатеринбурге.

В частных коллекциях находится более 500 живописных и графических работ.



My name is Igor Sidorov. I was born on the 7th of February, 1960 in Norilsk city of Krasnoyarsk Territory. A year later I moved to the North Caucasia where I lived in Mozdok city with my family. So, I started there my creative development of an artist in an art studio for kids and then took part in a social exhibition of children's drowing in Thailand (1965). Then I left to the Ural with my family to Krasnoturinsk city (1966), where I graduated a musical, artistic and usual schools from 1967 to 1977.

Already during a school time the hobby I really enjoyed was an amateur radio communication, so I was a radiofan and got a license for my radiostation (ex: RA9CFW). Even now it's possible to hear my call signs on all short-waves radio. After that in 1985 I've got a high education in the Ural Architect Academy (Ekaterinburg, Russia), then worked for some time as a head architect in Ust-Katav city (Tchelyabinsk region). Later on I worked as an artist and scenic designer in Ekaterinburg Yuong People's Theatre and also as an architect in Russian Art fund's studios. A short time later I worked at four Puppet-Shows in North Osetia (republic Alania) and at two performances in Ekaterinburg Young People's Theatre.

In May 2007 I w
orked at children performance in Tyumen Theatre "Angagement" as a scenic and costume designer (you can see some photos and report on this site). In addition to my painting I like to do some architect projects like night lighting of city buildings. Some of the best works in this context: "Atrium Palace Hotel", Conservatory building, Variety Theatre (Ekaterinburg) and some objects in Ural region as well. Some of my the brightest works are in restoration and reconstruction 12 icons of XIX century in Man's Chorus College (Ekaterinburg).

From time to time I take part in International Competitions of Caricature. Honestly, I never won any prizes, but my name is in subject catalogues as a competitor. Now I'm a free professional artist, I work and live in Ekaterinburg city. There are more than 500 picturesque a
nd graphical art works in my private collection.(c)


Н. С. Гумилёв. Портрет работы М. Фармаковского. 1908 г.


Дома косые, двухэтажные
И тут же рига, скотный двор,
Где у корыта гуси важные
Ведут немолчный разговор.

В садах настурции и розаны,
В прудах зацветших караси, —
Усадьбы старые разбросаны
По всей таинственной Руси.

Порою в полдень льется по лесу
Неясный гул, невнятный крик,
И угадать нельзя по голосу,
То человек иль лесовик.


Порою крестный ход и пение,
Звонят во все колокола,
Бегут, — то значит, по течению
В село икона приплыла.

Русь бредит Богом, красным пламенем,
Где видно ангелов сквозь дым...
Они ж покорно верят знаменьям,
Любя свое, живя своим.


Вот, гордый новою поддевкою,
Идет в гостиную сосед.
Поникнув русою головкою,
С ним дочка — восемнадцать лет.

«Моя Наташа бесприданница,
Но не отдам за бедняка».
И ясный взор ее туманится,
Дрожа, сжимается рука.


«Отец не хочет... нам со свадьбою
Опять придется погодить».
Да что! В пруду перед усадьбою
Русалкам бледным плохо ль жить?В часы весеннего томления
И пляски белых облаков
Бывают головокружения
У девушек и стариков.

Но старикам — золотоглавые,
Святые, белые скиты,
А девушкам — одни лукавые
Увещеванья пустоты.


О Русь, волшебница суровая,
Повсюду ты свое возьмешь.
Бежать? Но разве любишь новое
Иль без тебя да проживешь?


И не расстаться с амулетами.
Фортуна катит колесо,
На полке, рядом с пистолетами,
Барон Брамбеус и Руссо.

( "Старые усадьбы". Николай Гумилёв.
не позднее декабря 1913 года )


« От этой страсти роковой ...»

Friday, March 23, 2018


Посвящается А. Галичу.


Эта женщина недописана,
Эта женщина недолатана.
Этой женщине не до бисера,
А до губ моих – Ада адова...


Этой женщине только месяцы,
Да и то совсем непорочные.
Пусть слова ее не ременятся,
Не скрипят зубами молочными.



Вот сидит она, непричастная,
Непричесанная, ей без надобности.
И рука ее не при часиках,
И лицо ее не при радости.



Как ей хмурится, как ей горбится,
Непрочитанной, обездоленной.
Вся душа ее в белой горнице,
Ну, а горница недостроена.


Вот и все дела, мама-вишенка!
Вот такие вот, непригожие.
Почему она – просто лишенка.
Ни гостиная, ни прохожая?



Что мне делать с ней, отлюбившему,
Отходившему к бабам легкого?..
Подарить на грудь бусы лишние,
Навести румян неба летного?!



Ничего-то в ней не раскается,
Ничего-то в ней не разбудится,
Отвернет лицо, сгонит пальцы,
Незнакомо-страшно напудрится.


Я приеду к ней как-то пьяненьким,
Завалюсь во двор, стану окна бить,
А в моем пальто кулек пряников,
А потом еще что жевать и пить.



Выходи, скажу, девка подлая,
Говорить хочу все, что на сердце...
А она в ответ: «Ты не подлинный,
А ты вали к другой, а то хватится!»


И опять закат свитра черного,
И опять рассвет мира нового,
Синий снег да снег, только в чем-то мы
Виноваты все невиновные.



Я иду домой, словно в озере
Карасем иду из мошны.
Сколько женщин мы к черту бросили –
Скольким сами мы не нужны!



Эта женщина с кожей тоненькой.
Этой женщине из изгнания
Будет гроб стоять в пятом томике
Неизвестного мне издания.


Я иду домой, не юлю,
Пять легавых я наколол.
Мир обидели – как юлу –
Завели... забыв на кого?


( Леонид Губанов.
" СТИХОТВОРЕНИЕ О БРОШЕННОЙ ПОЭМЕ"
Москва, 11 ноября 1964. )


«Стихи Леонида Губанова – немыслимое, казалось бы, соединение Хлебникова и Есенина, авангарда и традиции. Но этот очумелый сплав породил поразительную, выламывающуюся из всех канонов не то что советской, но и нынешней стихотворной традиции подлинную, очищенную от технических условностей Поэзию. Такое же незамутненное, взвихренное чувство Слова и Образа в послевоенной поэзии было, пожалуй, разве что у Ксении Некрасовой (еще одной отверженной советской литературой).


«И пахло телятами, Божьими фресками, жатвой.
 Кабак удивлял своей прозою – трезвой и сжатой.
 И пенились бабы, их били молочные слезы,
 как будто и вправду кормили их грудью березы».



Достаточно навскидку открыть любое из стихотворений Губанова и становится понятно, почему негласным лидером, вожатым СМОГистов был именно он. Хороши, талантливы стихи соратников ... А вот Губанов – это прорыв насквозь, навылет. Порой он кажется жутко непричесанным, нарушая незыблемые
законы регулярного стиха. Но как нарушал! Там, где рифма стесняла Слово – он вколачивал в стих такой силы образ, против которого не попрешь даже обвешанный учебниками по стихосложению.

«Душа моя – ты таль и опаль.
 Двор проходной для боли жаждой.
 Но если проститутка кашляет,
 ты содрогнешься, как окрик».



Такое мог себе позволить гений. А Леонид Губанов и был гением – дикорастущим, невыглаженным, неуютным, сопротивляющимся школизации и литературному панибратству, пропивающим все, кроме самой Поэзии, которой он был предан, как Богу.


«А мы рассказываем сказки,
 и, замаскировав слезу,
 опять сосновые салазки
 куда-то Пушкина  везут.
 Не пахнет мясом ли паленым
 от наших ветреных романов?
 И я за кровью Гумилева
 иду с потресканным стаканом.
 В моем лице записки пленника
 и старый яд слепой тоски.
В гробу рифмуют кости Хлебникова
 лукавых строчек колоски».


Губанов мечтал умереть среди книжных полок:

«Я не на улице умру
 среди бесстыдного народа,
 а книжных полок посреди,
 черновиков где рваный ворох».

Я не знаю, как умер русский поэт Леонид Губанов.
Обстоятельства его смерти до сих пор подернуты тайной.»


Слушаем следующий романс - необыкновенный - в исполнении
Е. Фроловой - на пронзительные, изысканные строки Л. Губанова.


Ну, то , что строки пронизаны таааакой исповедальной откровенностью, увиты таааакой извечной печалью и тоской - это ясно. Читающий - да прочтёт, уловит...
  Прекрасна музыка к стихам. 
Преклоняюсь перед музыкальным оформлением этих строк,
пeред талантом Е. Фроловой.


 Так безошибочно точно, так верно угадать ( прочувствовать, прожить, пережить..)
настрой  и тему, изложенную в стихах.
 Вы только псолушайте,  душу ведь преворачивают эти неизбывно грустные напевы....





Стихи - Л. Губанов.
 Музыка - Е. Фролова.
 Исполняет - Е. Фролова.

http://frolova.ucoz.ru/muzika/Ot_etoi_strasti.mp3
http://frolova.ucoz.ru/load/3-1-0-172



Ты снишься мне, ты снишься мне....


Ресницы взмахивают
                  вёслами,
но не отплыть
               твоим глазам...
Как пасынок иду за звёздами
и никому их не отдам.
Моя душа - такая старая.
И сам уже немолодой.
Я - Рим с разрушенными
               статуями ...

(Леонид Губанов )



От этой страсти роковой, такой непоправимо грубой.



Несу на рынок вековой свои израненные губы.




И за плечами у меня -  ночь, словно алый, алый бархат,



И крылья белого коня  лишь белою сиренью пахнут.




Откинуты мои года,  как карты - битые для ада.



Я, покупавший города, хмельною кистью винограда.




Я, сотворивший музу вам, нагую музу без перчаток,




Ходившую по головам и не искавшую печати.




Я, мордой падавший в сугроб и столько раз для вас раздетый,




Я, на дрова пустивший гроб, чтобы согреться до рассвета.



Постигший слово, как восторг, как ночь с любимой, непонятный,




Пленивший  запад  и  восток - своей  непогрешимой  клятвой.




Вот на коленях я стою пред образом её прекрасным



И знаю, что она - в раю, а я - в аду,  и всё - ужасно.



И что мне руки целовать, те бледные худые пальцы?




Она умела счастье дать мне, одинокому скитальцу.



А я забыл её, забыл и, как всегда, бессмертно запил.




Гвоздями  сердце я забил, ключ выбросил и душу запер.




Но с неоглядной синевой, как жаворонок чистый в клетке,



Она со мной, она со мной, и я распят на этой ветке.



Ты снишься мне, ты снишься мне сквозь гром и ангельские трубы,




Когда целуешь в тишине мои израненные губы.




Ты снишься мне, ты снишься мне сквозь гром и ангельские трубы,



Когда целуешь в тишине мои израненные губы.




От этой страсти роковой, такой непоправимо грубой.




Несу на рынок вековой свои израненные губы ...




От этой страсти роковой ....



А к странице с великолепными Губановскими строками,
с великолепной песней/романсом на его стихи... -

*комок в горле... - от  потрясающей, сотканной из грусти/печали/тоски, музыкальной оды...*


- уникальная живопиcь Испанской художницы-самоучки, живущей
в Мадриде - Nicoletta Tomas Caravia.
Обожаемое творчество.
 Впрочем, этот романс обожаем - не в меньшей мере.
А потому так и подобралось - созвучно ...




Мягкие, пронзительно-грустные, нежные, добрые картины.
Вы только взгляните на эти  молчаливые, но такие красноречивые прекрасные девичьи лики ...
 На нас с вами взирают окна-очи, ( у художницы есть  цикл работ, которые так и называются  -  "Окна души" -  " Windows of Soul" ) :
в них столько непостижимой  боли, чуткого понимания,
вселенского  сострадания ... и лёгкой укоризны,

 и  нечаянной растерянности,  и  нескончаемой любви ...




О ней пишут: Nicoletta Tomas Caravia - талантливая художница, путешествующая по миру, собирающая впечатления и "выплёскивающая" палитру жизни - на холсты.
 Её творчество - нескончаемый задушевный, искренний, откровенный и сокровенный диалог художницы/путешественницы - с созерцателями ... 


«Nicoletta Tomas.

Madrid (1963. Spain)

Nicoletta  - is a selftaught painter.
 A virtual gallery of her figurative painting, mostly
about love and passion~

Images of her beautiful work in oil, acrylic,
watercolor, and pastel.»


Николетта о себе и своём творчестве:


«I didn’t realize it before, but now I know, that for me painting is the best way to discover my own essence, to take the rocks out of my load;

to live, to be alive and to be my own self, definitely.

It is fascinating to know that I do not know anything,
 that every day I learn.»




Т. Д.


В твоих глазах закат последний,
Непоправимый и крылатый, –
Любви неслыханно-весенней,
Где все осенние утраты.





Твои изломанные руки,
Меня, изломанного, гладят,
И нам не избежать разлуки
И побираться Христа ради!
Я на мосту стою холодном
И думаю – куда упасть...
Да, мы расстались, мы – свободны,
И стали мы несчастны – всласть!..




( Леонид Губанов. 4 сентября 1983. )