Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Несёшь на губах чистоты неиспитой печаль ...»

Sunday, June 23, 2013


Naranja y limón.
¡Ay de la niña
del mal amor!
Limón y naranja.
¡Ay de la niña,
de la niña blanca!
      Limón.
          Cómo brillaba
               el sol.
               Naranja.
               (En las chinas del agua.)

( Federico García Lorca. "Naranja y limón")



Ай, разбилась любовь
со звоном.
Лимон, апельсины.
У девчонки красивой.
Лимоны.
(А солнце играло
 с травою зеленой).
Апельсины.
(Играло с волною
 синей).


( "Апельсины и лимоны". Перевод М. Кудинова)


 Сегодня (обещала же несколько тем, даже 3 - 4) стихи Г. Лорки - снова.
 Но - в переводах других авторов.

Мне очень нравится это стихотворенье Ф. Г. Лорки.
Вернее - перевод.
Я же не знаю испанский язык.


Como un incensario lleno de deseos,
pasas en la tarde luminosa y clara
con la carne oscura de nardo marchito
y el sexo potente sobre tu mirada.
Llevas en la boca tu melancolía
de pureza muerta, y en la dionisíaca
copa de tu vientre la araña que teje
el velo infecundo que cubre la entraña
nunca florecida con las vivas rosas
fruto de los besos.
En tus manos blancas
llevas la madeja de tus ilusiones,
muertas para siempre, y sobre tu alma
la pasión hambrienta de besos de fuego
y tu amor de madre que sueña lejanas 


visiones de cunas en ambientes quietos,
hilando en los labios lo azul de la nana.
Como Ceres dieras tus espigas de oro
si el amor dormido tu cuerpo tocara,
y como la virgen María pudieras brotar
de tus senos otra vía láctea.
Te marchitarás como la magnolia.
Nadie besará tus muslos de brasa.
Ni a tu cabellera llegarán los dedos
que la pulsen como
las cuerdas de un arpa. 


¡Oh mujer potente de ébano y de nardo!
cuyo aliento tiene blancor de biznagas.
Venus del mantón de Manila que sabe
del vino de Málaga y de la guitarra.
¡Oh cisne moreno! cuyo lago tiene
lotos de saetas, olas de naranjas
y espumas de rojos claveles que aroman
los niños marchitos que hay bajo sus alas.
Nadie te fecunda. Mártir andaluza,
tus besos debieron ser bajo una parra
plenos del silencio que tiene la noche
y del ritmo turbio del agua estancada. 


Pero tus ojeras se van agrandando
y tu pelo negro va siendo de plata;
tus senos resbalan escanciando aromas
y empieza a curvarse tu espléndida espalda.
¡Oh mujer esbelta, maternal y ardiente!
Virgen dolorosa que tiene clavadas
todas las estrellas del cielo profundo
en su corazón ya sin esperanza.
Eres el espejo de una Andalucía
que sufre pasiones gigantes y calla,
pasiones mecidas por los abanicos
y por las mantillas sobre las gargantas
que tienen temblores de sangre, de nieve,
y arañazos rojos hechos por miradas. 


Te vas por la niebla del otoño, virgen
como Inés, Cecilia, y la dulce Clara,
siendo una bacante que hubiera danzado
de pámpanos verdes y vid coronada.
La tristeza inmensa que flota en tus ojos
nos dice tu vida rota y fracasada,
la monotonía de tu ambiente pobre
viendo pasar gente desde tu ventana,
oyendo la lluvia sobre la amargura
que tiene la vieja calle provinciana,
mientras que a lo lejos suenan los clamores
turbios y confusos de unas campanadas.
Mas en vano escuchaste los acentos del aire.
Nunca llegó a tus oídos la dulce serenata.
Detrás de tus cristales aún miras anhelante.
¡Qué tristeza tan honda tendrás dentro del alma
al sentir en el pecho ya cansado y exhausto
la pasión de una niña recién enamorada!
Tu cuerpo irá a la tumba
intacto de emociones.
Sobre la oscura tierra
brotará una alborada.
De tus ojos saldrán dos claveles sangrientos
y de tus senos, rosas como la nieve blancas.
Pero tu gran tristeza se irá con las estrellas,
como otra estrella digna de herirlas y eclipsarlas.

( Federico García Lorca. "Elegía"
Diciembre de 1918
(Granada) )


Окутана дымкой тревожных желаний,
идешь, омываясь вечерней прохладой.
Как вянущий нард эти сумерки плоти,
увенчанной таинством женского взгляда.
Несешь на губах чистоты неиспитой
печаль; в золотой дионисовой чаше
бесплодного лона несешь паучка,
который заткал твой огонь неугасший
в цветущие ткани; ничей еще рот
на них раскаленные розы не выжег.
Несешь осторожно в точеных ладонях
моточек несбывшихся снов и в притихших
глазах горький голод по детскому зову.
И там, во владеньях мечты запредельной,
виденья уюта и скрип колыбели,
вплетенный в напев голубой колыбельной.


Лишь тронь твое тело любовь, как Церера,
ты в мир снизошла б со снопами пшеницы;
из этой груди, как у девы Марии,
могли бы два млечных истока пробиться.
Нетронутый лотос, ничьи поцелуи
во мгле этих пламенных бедер не канут,
и темные волосы перебирать,
как струны, ничьи уже пальцы не станут.
О таинство женственности, словно поле,
ты ветер поишь ароматом нектара,
Венера, покрытая шалью манильской,
вкусившая терпкость вина и гитары.


О смуглый мой лебедь, в чьем озере дремлют
кувшинки саэт, и закаты, и звезды,
и рыжая пена гвоздик под крылами
поит ароматом осенние гнезда.
Никто не вдохнет в тебя жизнь, андалузка,
тебя от креста не захочет избавить.
Твои поцелуи - в ночи безрассветной
среди виноградников спящая заводь.
Но тени растут у тебя под глазами,
и в смоли волос пробивается пепел,
и грудь расплывается, благоухая,
и никнет спины твоей великолепье.
Горишь ты бесплодным огнем материнства,
скорбящая дева, печали пучина,
высокие звезды ночные, как гвозди,
все вогнаны в сердце твое до единой.
Ты - плоть Андалузии, зеркало края,
где женщины страстные муки проносят,
легко веерами играя.


И прячут под пестрой расцветкой нарядов,
под сжатой у самого горла мантильей
следы полосующих взглядов.
Проходишь туманами Осени, дева,
как Клара, Инее или нежная Бланка;
тебе же, увитой лозой виноградной,
под звуки тимпана плясать бы вакханкой.
Глаза твои, словно угрюмая повесть
о прожитой жизни, нескладной и блеклой.
Одна среди бедной своей обстановки
глядишь на прохожих сквозь мутные стекла.


Ты слышишь, как дождь ударяет о плиты
убогонькой улочки провинциальной,
как колокол где-то звонит одиноко,
далекий-далекий, печальный-печальный.
Напрасно ты слушаешь плачущий ветер -
никто не встревожит твой слух серенадой.
В глазах, еще полных привычного зова,
все больше унынья, все больше надсада;
но девичье сердце в груди изнуренной
все вспыхнуть способно с единого взгляда.


В могилу сойдет твое тело,
и ветер умчит твое имя.
Заря из земли этой темной
взойдет над костями твоими.
Взойдут из грудей твоих белых две розы,
из глаз - две гвоздики, рассвета багряней,
а скорбь твоя в небе звездой возгорится,
сияньем сестер затмевая и раня.

   ( "Элегия" . Перевод М. Самаева )


А песня сегодня -  вот какая.
 Всё тот же  любимый -  B-Tribe.

( читайте подробно здесь и - здесь


«The stylish farewell with "Hasta Luego/Goodbye" makes you long for a da capo of this musical journey again and again. »


Но на самом деле - знаменитая песня "I Wish You Love".

Оригинальное исполнение : 
Esther Phillips. 


« Esther Phillips (December 23, 1935 – August 7, 1984) was an American singer. Phillips was known for her R&B vocals, but she was a versatile singer, also performing pop, country, jazz, blues and soul music.»


 Кто только не пели. 
И не поют. 

А B-Tribe создали  музыкальную бесподобную парафразу.
С пением - одной фразы - by Esther Phillips!

 
«Парафраза (в музыке) - описание, распространение, иллюстрация мелодии.

Музыкальная фантазия, обычно виртуозного характера, на тему, заимствованную из другого музыкального произведения (муз.)
»

 
И назвали её  -  «Hasta Luego/Goodbye»

« Goodbye »

Читаем?
 Слушаем?
 Любуемся?
 Спасибо.


"I Wish You Love".

"Hasta Luego/Goodbye".

Авторы: A. A. Beach, C. Trenet.

Исп. - Esther Phillips.
 B-Tribe. 



Goodbye
No use leading with our chins
 This is where our story ends
 Never lovers, ever friends



Прощай, не будем выяснять отношения,
На этом наша история заканчивается,
Мы больше не влюбленные, но навсегда друзья... 
 

Goodbye
 Let our hearts call it a day
 But before you walk away
 I sincerely want to say



Прощай, пусть наши сердца успокоятся,
Но прежде чем ты уйдешь,
Я искренне хочу сказать... 
 

 I wish you bluebirds in the spring
 To give your heart a song to sing
 And then a kiss but more than this
 I wish you love



Я желаю тебе повстречать синюю птицу,
Которая заставит твое сердце петь
И коснется тебя крылом,
но больше всего, я желаю тебе любви! 
 
 

And in July a lemonade
To cool you in some leafy glade
 I wish you health and more than wealth
 I wish you love



И (я желаю тебе) лимонада в июле,
Который охладит тебя в лесной тиши.
Я желаю тебе здоровья, и больше, чем процветания,
я желаю тебе любви! 


 My breaking heart and I agree
 That you and I could never ever be
 So with my best, my very best
 I set you free

 

Моё разбитое сердце и я согласны,
Что ты и я никогда не смогли бы быть вместе
Так что самое лучшее, что есть во мне, отпускает тебя! 
 

 I wish you shelter from the storm
 A cozy fire to keep you warm
 But most of all but most of all



Я желаю тебе укрыться от непогоды,
Согреться у очага,
Но больше всего, но больше всего... 
 

When snowflakes fall
 I wish you wealth, I wish you health
 I wish you love ...



Когда снежинки падают,
Я желаю тебе процветания,
Я желаю тебе здоровья,
Я желаю тебе любви!

  
Вот такая тема.
 С восхитительными строками Ф. Г. Лорки:


Несёшь на губах чистоты неиспитой печаль ...

Несёшь осторожно в точёных ладонях ...

Ты слышишь, как дождь ударяет о плиты
убогонькой улочки провинциальной,
как колокол где-то звонит одиноко,
далёкий-далёкий, печальный-печальный.


 I wish you wealth, I wish you health
 I wish you love ...

Я желаю тебе процветания,
Я желаю тебе здоровья,
Я желаю тебе любви!


 
Вот такая -  песня - целиком.
 Вот такая -  музыкальная парафраза.


А теперь - о живописи.
В теме - Американский художник  ( Чешского происхождения)  - Ales Pancner.
 В е
гo живописи столько музыки-гитарных перезвонов.
 Ритмов фламенко( как и в  мелодиях B-Tribe )
 Столько тоски и печали. 
Нежно-нежно...


« Ales is a European artist, born in Czech Republic in 1965. 

He studied at LSU under Professor Rudolf Kubicek, followed by additional private study with Academy Professor Pavel Vavrys-winner of UNESCO art competition in Paris 1989 and Pinacoteca De Estado in Sao Paolo- Brazil.

He received an additional degree from Belohorska Art School in Prague. Ales won his first International Art Competition in Congo - Africa at age 7. His inventive color expressions have harmonies of emotion and energy. 

Partially withdrawn from reality, yet not abstract, his style has an element of mystery, suggesting rather than defining.

"I love to paint people, their characters and scenes that influenced me and our whole society in a major way. Each painting has a message and meaning. Most of my paintings are done in several layers of paint - just like our lives.



 There is a purple under orange - like fairness under destiny". Ales's art work has been featured in many international shows and galleries such as in Prague Czech Republic, Chicago - Illinois, but also in his area of residency at the Museum of Art, Artlink, and Orchard Gallery in Fort Wayne, Indiana. His artwork appeared on two covers of international magazine Soundboard, as well as on posters of several international classical guitar competitions. His paintings are in private collections in many European countries, Australia and United States.»


Cancioncilla
del primer beso

En la mañana verde,
quería ser corazón.
Corazón.
Y en la tarde madura
quería ser ruiseñor.
Ruiseñor.
(Alma,
ponte color de naranja.
Alma,
ponte color de amor)
En la mañana viva,
yo quería ser yo.
Corazón.
Y en la tarde caída
quería ser mi voz.
Ruiseñor.
¡Alma,
ponte color naranja!
¡Alma,
ponte color de amor!


( "Cancioncilla del primer beso" . Federico García Lorca. )


На зеленом рассвете
быть сплошным сердцем.
Сердцем.
А на спелом закате -
соловьем певчим.
Певчим.
(Душа,
золотись померанцем.
Душа,
любовью отсвечивай.)
На цветущем рассвете
быть собой, а не встречным.
Сердцем.
На опавшем закате
голосом с ветки.
Певчим.
Душа,
золотись померанцем.
Душа,
любовью отсвечивай.


( "Песенка первого желания" . Перевод Ю. Петрова. )


« Останься хоть тенью милой, но память любви помилуй ... »

Thursday, June 20, 2013




Nadie comprendía el perfume
de la oscura magnolia de tu vientre.
Nadie sabía que martirizabas
un colibrí de amor entre los dientes.

Mil caballitos persas se dormían
en la plaza con luna de tu frente,
mientras que yo enlazaba cuatro noches
tu cintura, enemiga de la nieve. 


Entre yeso y jazmines, tu mirada
era un pálido ramo de simientes.
Yo busqué, para darte, por mi pecho
las letras de marfil que dicen siempre,

siempre, siempre: jardín de mi agonía,
tu cuerpo fugitivo para siempre,
la sangre de tus venas en mi boca,
tu boca ya sin luz para mi muerte. 

( Federico García Lorca.  "Gacela del amor imprevisto" )


Не разгадал никто еще, как сладко
дурманит это миртовое лоно.
Не знал никто, что белыми зубами
птенца любви ты мучишь затаенно.

Смотрели сны персидские лошадки
на лунном камне век твоих атласных,
когда тебя, соперницу метели,
четыре ночи обвивал я в ласках.


Как семена прозрачные, взлетали
над гипсовым жасмином эти веки.
Искал я в сердце мраморные буквы,
чтобы из них сложить тебе - навеки,

навеки: сад тоски моей предсмертной,
твой силуэт, навек неразличимый,
и кровь твоя, пригубленная мною,
и губы твои в час моей кончины.

( Федерико Гарсиа Лорка. "Газелла о нежданной любви" )


Итак.
 Продолжение.
Federico García Lorca / Федерико Гарсиа Лорка.
В переводе - А. М. Гелескула.
 Первая часть - здесь.


Читаем стихи под прекрасную музыку - B-TRIBE Sensual Sensual full album.

Сегодня в теме - газеллы  Г. Лорки. 


« газеллы, ж. [араб. gazal] (лит.). Особая стихотворная форма, в к-рой конец каждого четного стиха является повторением конца первого стиха, заимствованная из арабской поэзии.  »

 
Я поместила почти все его газеллы. 
Помните? 
Основной мотив  поэзии Г. Лорки - любовь и смерть.
 О любви газелы поместилa. 
О смерти ...- убрала.


( то ли...- суеверная...то ли ...события двух последних недель  реальной жизни тааак меня доконали, что решила убрать  тот - смерти - мотив - из темы.
( хотя....*вздохнула* и в каждой газелле о любви -
 явно звучит тот мотив -  смертельной тоски. )) 


Слышите, как  чУдно звучит испанская гитара?
 Слышите - фламенко?  



Yo quiero que el agua se quede sin cauce,
yo quiero que el viento se quede sin valles.

Quiero que la noche se quede sin ojos
y mi corazón sin flor del oro;

que los bueyes hablen con las grandes hojas
y que la lombriz se muera de sombra;

que brillen los dientes de la calavera
y los amarillos inunden la seda. 


Puedo ver el duelo de la noche herida
luchando enroscada con el mediodía.

Resiste un ocaso de verde veneno
y los arcos rotos donde sufre el tiempo.

Pero no ilumines tu limpio desnudo
como un negro cactus abierto en los juncos.

Déjame en un ansia de oscuros planetas,
pero no me enseñes tu cintura fresca.

 ( Federico García Lorca. " Gacela de la terrible presencia.")



Я хочу, чтоб воды не размыли тины.
Я хочу, чтоб ветер не обрел долины.

Чтобы слепли ночи и прозреть не смели,
чтоб не знало сердце золотого хмеля,

чтобы вол шептался с лебедой вечерней,
чтоб, не видя света, умирали черви,

чтобы зубы череп оголил в оскале,
чтоб желтел их отблеск и на белой шали.


Я слежу, как бьется ночь полуживая,
раненой гадюкой полдень обвивая.

Зелен яд заката, но я выпью зелье.
Я пройду сквозь арки, где года истлели.

Только не слепи ты чистой наготою -
как игла агавы в лозах над водою.

Дай тоской забыться на планете дальней -
но не помнить кожи холодок миндальный.


( Федерико Гарсиа Лорка. "Газелла о пугающей близости" )



La noche no quiere venir
para que tú no vengas,
ni yo pueda ir.

Pero yo iré,
aunque un sol de alacranes me coma la sien.

Pero tú vendrás
con la lengua quemada por la lluvia de sal.

El día no quiere venir
para que tú no vengas,
ni yo pueda ir. 


Pero yo iré
entregando a los sapos mi mordido clavel.

Pero tú vendrás
por las turbias cloacas de la oscuridad.

Ni la noche ni el día quieren venir
para que por ti muera
y tú mueras por mí. 


( Federico García Lorca. "Gacela del amor desesperado " )



Не опускается мгла,
чтобы не смог я прийти
и чтобы ты не смогла.

Все равно я приду -
и пускай скорпионом впивается зной.

Все равно ты придешь, хоть бы
хоть бы губы сжигал тебе дождь соляной.


Не подымается мгла,
чтобы не смог я прийти
и чтобы ты не смогла.

Я приду,
бросив жабам изглоданный мой огнецвет.

Ты придешь
лабиринтами ночи, где выхода нет.

Не опускается мгла,
не подымается мгла,
чтобы я без тебя умирал,
чтобы ты без меня умерла.


Федерико Гарсиа Лорка. " Газелла об отчаявшейся любви  " )



Solamente por oír
la campana de la Vela
te puse una corona de verbena.

Granada era una luna
ahogada entre las yedras.

Solamente por oír
la campana de la Vela
desgarré mi jardín de Cartagena. 




Granada era una corza
rosa por las veletas.

Solamente por oír
la campana de la Vela
me abrasaba en tu cuerpo
sin saber de quién era. 


( Federico García Lorca. " Gacela del amor que no se deja ver. ")



В венок я вплел тебе вербену
лишь ради колокола Велы.

Гранада, затканная хмелем,
луной отсвечивала белой.

Сгубил я сад мой в Картахене
лишь ради колокола Велы.



Гранада раненою серной
за флюгерами розовела.

И ради колокола Велы
я этой ночью до рассвета
горел в огне твоего тела,
горел, и чье оно - не ведал.


( Федерико Гарсиа Лорка. " Газелла о скрытой любви  " )



Hay una raíz amarga
y un mundo de mil terrazas.

Ni la mano más pequeña
quiebra la puerta del agua.

¿Dónde vas, adónde, dónde?
Hay un cielo de mil ventanas
-batalla de abejas lívidas-
y hay una raíz amarga. 



Amarga.

Duele en la planta del pie
el interior de la cara,
y duele en el tronco fresco
de noche recién cortada.

¡Amor, enemigo mío,
muerde tu raíz amarga!


( Federico García Lorca. "Gacela de la raíz amarga  " )



На свете есть горький корень
и тысячи окон зорких.

Нельзя и рукой ребенка
разбить водяные створки.

Куда же, куда идешь ты?
Есть небо пчелиных оргий -
прозрачная битва роя -
и горький тот корень.


Горький.

С изнанки лица в подошвы
стекает осадок боли,
и поет обрубок ночи
со свежей слезой на сколе.

Любовь моя, враг мой смертный,
грызи же свой горький корень.


( Федерико Гарсиа Лорка.  " Газелла о горьком корне " )



No te lleves tu recuerdo.
Déjalo solo en mi pecho,

temblor de blanco cerezo
en el martirio de enero.

Me separa de los muertos
un muro de malos sueños.

Doy pena de lirio fresco
para un corazón de yeso.

Toda la noche en el huerto
mis ojos, como dos perros.

Toda la noche, comiendo
los membrillos de veneno.


Algunas veces el viento
es un tulipán de miedo,

es un tulipán enfermo,
la madrugada de invierno.

Un muro de malos sueños
me separa de los muertos.

La niebla cubre en silencio
el valle gris de tu cuerpo.

Por el arco del encuentro
la cicuta está creciendo.

Pero deja tu recuerdo
déjalo sólo en mi pecho. 


( Federico García Lorca. " Gacela del recuerdo del amor.  " )



Огонь и гипс
безжалостной пустыни,
была ты в сердце влагой на жасмине.

Огонь и блеск
безжалостного неба,
была ты в сердце шелестами снега.


Пустырь и небо
руки мне сковали.

Пустыни неба
раны бичевали.


( Федерико Гарсиа Лорка. " Газелла о чудесной любви  " )



Вот такие стихи - газеллы - любимого поэта Ф. Г. Лорки.
О любви.



Не разгадал никто еще, как сладко
дурманит это миртовое лоно.

Как семена прозрачные, взлетали
над гипсовым жасмином эти веки.

была ты в сердце влагой на жасмине.


 
 Хоть и - о любви, но сколько грусти...- нет, не так.
Сколько  боли - в строках.

Останься хоть тенью милой,
но память любви помилуй -...

Под аркою нашей встречи
горят поминально свечи.

Развейся же тенью милой,
но память о ней помилуй.

 * так. глаза на мокром месте. сейчас расплАчусь*



Вот и дослушали (  в двух темах) музыку - альбом B-TRIBE "Sensual Sensual"

А к сегодняшней теме вот какая / чья живопись. 
У меня в блоге много тем с  танцами и пением фламенко.
 И многие художники уже побывали на страницах блога.

 Сегодня  - Мексиканский живописец Давид Силва /  David Silva(h).
 

«At the age of 13, he began painting to win the heart of a young girl.

 Since then, David Silva has taken the artistry of the traditional Mexican painting very seriously; sharing his work in a revolutionary, political, and social context of the past and the present.

The work of this young Zacatecano painter, now living in the city of Rosarito, forces the spectator to turn and observe with profound interest. 

When observing his paintings, we find Don Quixotes with a look of surprise, of anguish or of wonder.

We see free gestures, dynamic vitality, and Quixotes that emerge from their meditations, not always optimistic about the condition of humanity. 

David Silva, in his relentless effort to express himself, reunites Zapatas Cristos Villas and Don Quixote at the same table. 



He uses narrative and literary content, as well as many colorful artistic effects, allowing us to enjoy the originality in his fine works.

Each work is a synthesis in which the painter gives free rein to his imagination, without being judged by other different and present pictorials. This allows David Silva to approach his painting with absolute artistic freedom. »



 Фламенко, страстное, неутомимое, неисчерпаемое  фламенко, фламенко ... - почти в каждом живописном сюжете. 


А  каков Дон Кихот - на его полотнах.
 Только полюбуйтесь:


«There is a beautiful art scene in northern baja where a renaissance seems to be emerging.  Extremely dedicated and talented artists support each other, exchange ideas and share with us their skills, and influences. 


 
 To meet them is to fall in love with them and their work.  They are true craftsmen that live to create.

David Silva is one such artist whose work always takes my breath away.

Don Quixote made with bar codes



Combining old and new techniques his work has a timelessness and a whimsy I find so delightful.

Often humorous and political, his rich use of colors and decoupaged images draw you into the painting themselves and make you feel like you are on stage at the smokey club  with the flamenco dancer  or you are having tea with Don Quixote himself in the cafe inside the windmill.



He is having a showing of his Flamenco pieces this weekend 6/26/10 at his gallery in Rosarito. Be sure to go by if you are in the area.  Or make a special trip down there at his gallery in Rosarito. It is sure to be a great time.»



Quiero dormir el sueño de las manzanas
alejarme del tumulto de los cementerios.
Quiero dormir el sueño de aquel niño
que quería cortarse el corazón en alta mar.

No quiero que me repitan que los muertos no pierden la sangre;
que la boca podrida sigue pidiendo agua.
No quiero enterarme de los martirios que da la hierba,
ni de la luna con boca de serpiente
que trabaja antes del amanecer. 


Quiero dormir un rato,
un rato, un minuto, un siglo;
pero que todos sepan que no he muerto;
que haya un establo de oro en mis labios;
que soy un pequeño amigo del viento Oeste;
que soy la sombra inmensa de mis lágrimas.

Cúbreme por la aurora con un velo,
porque me arrojará puñados de hormigas,
y moja con agua dura mis zapatos
para que resbale la pinza de su alacrán.

Porque quiero dormir el sueño de las manzanas
para aprender un llanto que me limpie de tierra;
porque quiero vivir con aquel niño oscuro
que quería cortarse el corazón en alta mar. 


( Federico García Lorca.  " Gacela de la muerte oscura " )


Останься хоть тенью милой,
но память любви помилуй -

черешневый трепет нежный
в январской ночи кромешной.

Со смертью во сне бредовом
живу под одним я кровом.

И слезы вьюнком медвяным
на гипсовом сердце вянут.

Глаза мои бродят сами,
глаза мои стали псами.

Всю ночь они бродят садом
меж ягод, налитых ядом.


Дохнет ли ветрами стужа -
тюльпаном качнется ужас,

а сумерки зимней рани
темнее больной герани.

И мертвые ждут рассвета
за дверью ночного бреда.

И дым пеленает белый
долину немого тела.

Под аркою нашей встречи
горят поминально свечи.

Развейся же тенью милой,
но память о ней помилуй.


( Федерико Гарсиа Лорка. " Газелла о воспоминании  " )