Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«Цветы лучистей, чем алмаз ... »

четверг, 6 сентября 2012 г.

Есть то, чего не видел глаз,
Не уловляло вечно ухо:
Цветы лучистей, чем алмаз,
И дали призрачнее пуха.

(Николай Клюев. отрывок)


Цветы мне говорят — прощай,
Головками склоняясь ниже,
Что я навеки не увижу
Ее лицо и отчий край.

Любимая, ну, что ж! Ну, что ж!
Я видел их и видел землю,
И эту гробовую дрожь
Как ласку новую приемлю.


И потому, что я постиг
Всю жизнь, пройдя с улыбкой мимо,—
Я говорю на каждый миг,
Что все на свете повторимо.

Не все ль равно — придет другой,
Печаль ушедшего не сгложет,
Оставленной и дорогой
Пришедший лучше песню сложит.

И, песне внемля в тишине,
Любимая с другим любимым,
Быть может, вспомнит обо мне
Как о цветке неповторимом.

( С. Есенин. Октябрь 1925 )


Закончилось лето.
 Закончилось?
 Да.
Но ведь где-то, в каком-то краю - лето лишь расцветает.
Где-то ещё весна.
 Да и у нас - по всем календарям - всё ещё Лето.
 И вообще...
 Даже,  если лето прошло, можно же вспомнить о нём? 
Погрустить об ушедшем?
Читаем - внимательно - стихи поэтов Серебряного века Отечественной  Поэзии?
 Спасибо.


Темно-лиловые фиалки
Мне каждый день приносишь ты;
О, как они наивно жалки,
Твоей влюбленности цветы.
 Любви изысканной науки
 Твой ум ослепший не поймет,
 И у меня улыбкой скуки
 Слегка кривится тонкий рот.
Моих духов старинным ядом
Так сладко опьянился ты,
Но я одним усталым взглядом
Гублю ненужные цветы.

( Черубина Де Габриак..
Черубина де Габриак (настоящее имя и фамилия Елизавета Ивановна Дмитриева, в замужестве Васильева (1887-1928)).



Сегодня в теме - очаровательный романс.
  Если честно, я его - доселе - не слыхала.
 Готовила  новую тему - к зонтикам - и случайно вырулила на сайт необыкновенного Петербургского Композитора ( песенку так и не отыскала)
 Загляните - сюда.


 «Евгений Александрович Рушанский -
петербургский композитор, член Союза композиторов, работающий в различных музыкальных жанрах, от оперы и струнного квартета до мюзикла и песен для детей. В музыке особенно ценит мелодизм, ясность художественного высказывания. В своем творчестве старается подчеркнуть позитивные стороны окружающего мира, любит и умеет писать красивую музыку»



Узрела  на сайте удивииительный романс.
 В исполнении Эдиты Станиславовны Пьехи.
 Вдруг подумалось: ни одной песни  - в её исполнении - у меня в блоге не было
( внука - Стаса - уже несколько)
 Ну...
*мнущийся смайл*


 Не скажу, что я - поклонница её певческого  ...ммм...творчества.
 Заглянула на сайт певицы 
( искала текст романса, но не нашла, записывала, слушая) - 
ох, столько ею песен спето.
 Ну ... мнооого.
 Некоторые совсем не слыхала.
 И этот романс, повторюcь - услыхала впервые
Сразу же - очаровалась.
 Надеюсь, друзья мои,  вы так же очаруетесь - сходу?
 Итак.
Слушаем изысканный романс... - о лете?
Ну - да. 
А ещё о жизни/о любви.
 Словом, извечная тема 
*ироничный - вмеру - смайл* 
- на тему:


Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче -- всё косится в сторону!
Вчера ещё до птиц сидел, --
Все жаворонки нынче -- вороны!

(М. Цветаева) 



Умер бедный цветок на груди у тебя,
Он навеки поблек и завял,
Но он умер тревожно и нежно любя,
  Он недаром страдал.
Долго ждал он тебя на просторе полей,
Целый день на груди красовался твоей,
Как он пышно, как чудно, как ярок блистал,
  Он недаром любил и страдал.

( К. Бальмонт.)


«За все цветы - спасибо»

Муз. - Е. Рушанский.
Сл.-  И. Сергеева.
 Исп. - Эдита Пьеха.


Можно в "тюбике" послушать/лицезреть.



 Я слушаю - так:



Я помню ласковое лето
И встречи первые с тобой.


И помню я , какого цвета
 Горели звёзды надо мной.


Привет и закатный
И все цветы, что ты дарил.


 Но сердцу было непонятно:
 Любил ты или не любил ?...


За все цветы - спасибо.
 За все цветы - спасибо.


Они, как звёзды, в памяти горят.
Цветы - всегда красивы..


За них тебе - спасибо.
 За них тебе - спасибо.


 А за любовь, ведь - не благодарят.


*проигрыш*


Метели, что ли, разыгрались,
 Над головой моей прошли.



 Куда цветы все подевались?
 И взгляды нежные твои ...


Быть может время всё остудит
И я забуду нас вдвоём.


 И сердце биться росвно будет,
 Не спрашивая ни о чём.


За все цветы - спасибо.


 За все цветы - спасибо.


Они, как звёзды, в памяти горят.


Цветы - всегда красивы.
 За них тебе - спасибо.


 А за любовь, ведь - не благодарят.


*проигрыш*


 За все цветы - спасибо.
 За все цветы - спасибо.


Они, как звёды, в памяти горят
Цветы - всегда красивы.


За них тебе - спасибо.
 За все цветы - спасибо.


За все цветы - спасибо.
Они, как звёды, в памяти горят.


Цветы - всегда красивы.
 За них тебе - спасибо.


А за любовь, ведь - не благодарят.


 А за любовь не благодарят...


...не благодарят.
...не благодарят.


 Славный романс, да?

На извечную тему (перечитаем/послушаем вновь?)


  
Я помню ласковое лето...

Вчера ещё в глаза глядел,

И встречи первые с тобой.
... И все цветы, что ты дарил.

А нынче -- всё косится в сторону!


Но сердцу было непонятно:
Любил ты или не любил ?...


 
Вчера ещё до птиц сидел, --

За все цветы - спасибо.
Они, как звёзды, в памяти горят.

Все жаворонки нынче -- вороны!

Куда цветы все подевались?
И взгляды нежные твои ...


 
О, вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"


 К замечательному романсу и к стихам...
Согласитесь,  лишь Поэты Серебряного века могут украсить этот роман?- 
живопись Русского художника - романиста , воспевающего  красоту и нежность Женщины, обвитую нежным цветеньем :  ясноглазой, лучистоглазой - с немым укором - во взоре: 

"Мой милый, что тебе я сделала?!"



«Андрей Маркин родился в 1976 г. в п. Андреевка, Солнечногорского района в семье художника Маркина В.И.
В 1991 г. закончил Зеленоградскую школу художеств и поступил в Московское художественное училище "Памяти революции 1905 г.", где учился у заслуженного художника России Кугача М.Ю.

В 1994г. поступил во Всероссийскую Академию живописи, Ваяния и Зодчества, ректором которой является Народный художник СССР Глазунов И.С.
В 2000г. с отличием окончил Российскую Академию, в качестве дипломной работы написав портрет Народного артиста СССР Виктора Федоровича Степанова.
В 2002 г. принят в Союз Художников России.

В 2003 г. принял участие в росписи Храма Серафима Саровского в г. Сарове.
В 2004-2006 гг. проиллюстрировал серию детских книг на религиозную тематику издательства «Круг чтения», г. Москва.»


Художник - о себе:

«Обо мне

 Я родился в семье художника, и запах красок знаком мне с детства. Первыми героями моих портретов были мои любимые игрушки. Сначала я рисовал их карандашом, потом красками. В детстве у меня было много книг-раскрасок.  Раскрашивая их, я учился быть усидчивым и аккуратным. «Главное не зайти за линию», - говорил я себе.
Художественная школа

 В художественную школу я поступил только потому, что не хотел заниматься гитарой. И родители поставили меня перед выбором: или музыка, или живопись. Я выбрал последнее. Я не был лучшим учеником в художественной школе. Были ребята, кто рисовал лучше, но у меня было большое преимущество: мой отец был художником. Мы часто беседовали с ним о живописи. И после наших разговоров я пытался воплотить его советы в своих рисунках.

Училище

 
 Я проучился три года в художественной школе, вместо положенных пяти, написал самостоятельно диплом, и после восьмого класса школы в 1991 году поступил в Московское художественное училище памяти 1905 г., где когда-то учился мой отец. В училище я попал в группу к заслуженному художнику России Михаилу Юрьевичу Кугачу. Правда, преподавал он у нас не долго - всего год, - но его советами по живописи, рисунку и композиции я пользуюсь до сих пор. Группа у нас была очень сильная. Троим из нас было около 30 лет, и остальным - пятнадцатилетним подросткам, среди которых был и я, - они казались уже очень большими. Я был в группе не самым сильным учеником - ускоренный курс в художественной школе давал о себе знать нехваткой навыков и некоторыми пробелами в знаниях. Но уже через полгода я встал в ряд лучших.


 Учились мы друг у друга. Никто не хотел быть вторым, и все старались работать максимально хорошо. Так за три года я получил от училища всё, что я мог от него взять, и летом 1994 года я забрал документы и стал пробовать поступать в Российскую Академию Живописи, Ваяния и Зодчества. Ходили мы с отцом и в Суриковский институт. Но там нам прямо сказали, что без свидетельства об окончании средней школы или училища (надо сказать, что ни того, ни другого у меня не было) речи даже о просмотре работ быть не может.  А в Академии меня сразу приняли. Казалось, исполнилось то, о чём я и мечтать боялся.

Академия
 
 Академия поражала мое воображение, тем более что мой курс был первым, кто начал учиться в новом, только что отремонтированном здании на Мясницкой улице. Там всё было новое. Мы боялись даже дотронуться до стен - такими чистыми и нарядными они выглядели. Богатые натюрмортные постановки  на первом курсе, позирующие натурщики, - всё это напоминало старую императорскую Академию, и мы чувствовали себя прямыми последователями тех художников, которых мы так любили, - Репина, Серова, Коровина...


 Но учёба в Академии оказалась сложным моральным испытанием. Нас ломали,  приучали к жесткой дисциплине. «Если ты пришёл в Академию, то и соблюдай её правила», - так говорили наши учителя. В Академии дают хорошую школу, а творчеством занимайся вне стен Академии. Так я и решил для себя. Честно отучиться в Академии все 6 лет, а потом заниматься творчеством. Хотя для старательных учеников всегда существует опасность всю жизнь писать по-ученически. Но это не про меня. Если работать и постоянно к чему-то стремиться, то работать по-ученически и самому надоест. Мне так и сказал Иванов на защите дипломной работы: «Портрет актёра Виктора Степанова - это хорошая академическая работа, ну а теперь пора приступать к творчеству». Для меня это означало, что я достиг того уровня мастерства, когда можно смело отправляться в собственное творческое плавание. Правда, по-настоящему творческие вещи стали получаться только через пять лет самостоятельного творчества, но я к ним шёл естественным путём, а не пытался изобретать.

Мой стиль

 
 Моя «золотая» серия женских образов это результат естественного творческого роста. Просто однажды я вспомнил Серова и его портрет Шаляпина, выполненный углем. И образ был решен настолько здорово, что, когда Шаляпин спросил Серова, будет ли он переводить рисунок в цвет, Серов ответил: «А тебе нужно раскрашивать?». Вот тогда я подумал, зачем я раскрашиваю фоны и платья, если мне так нравится прописывать мельчайшие детали женского лица. Причём и образ выразить оказалось гораздо проще, сделав акцент на одно лицо или его часть.

 Эта серия только начало моего творческого пути. Впереди я предчувствую очень много нового и интересного. Главное чтобы корабль надежд и мечтаний, плывя про морю творчества, не разбился об айсберг быта и повседневности. А я верю, что мечты сбываются.»



 «Andrei Markin was born in 1976 in the village Andreevka of the Solnechnogorsk region in a family of the artist Victor Markin. In 1991 he finished Zelenograd painting school and entered Moscow Art College \"In the memory of the revolution of 1905", where he was taught by the Honoured artist of Russia Mikhail Kugach. In 1994 Andrei entered the Russian Academy of Art, Sculpture and Architecture, the dean of which is the People's artist of the USSR Ilia Glazunov. In 2000 he graduated from the Russian Academy with honours, his diploma was a portrait of the People's actor of the USSR Victor F. Stepanov.»


«More than forty years ago when Zelenograd was very young absolutely different people were coming here. Those who were going to develop domestic microelectronics settled here, our town builders, teachers, doctors, poets, musicians, etc. came to live here.

The beauty of the place, the new modern town and its people inspired artists to create paintings which now tell us about Zelenograd history and development. And it is wonderful that our new generation of artists maintains the tradition that helps to preserve the succession of generations.

The young talented artist Andrei Markin is a striking example of this. He was brought up in a family where his father Victor I. Markin (an artist himself) and his mother Ludmila (his muse and inspirer) created all the necessary conditions for such succession.


Today on the pages of our magazine you can see a mini-exhibition of art works created by Andrei Markin – a graduate of the Russian Academy of Art, Sculpture and Architecture (the dean is Ilia Glazunov), a member of the Russian Union of Artists. On the eve of the first spring holiday the 8th of March we’d like to show you woman’s portraits painted by Andrei Markin. He believes that the portrait is a picture which is always to your liking, which is adored by the family, which fills your home with light and raises only good and pleasant feelings in your heart, which is “a diamond” that can be passed through generations.

Every woman is beautiful, every face is full of its own harmony, for it has a unique sense of eurhythmics – eurhythmics of the sole. Andrei says that you have to become fascinated by your model to create a great work of art and there is no other way. Only then every stroke the fascinated contemplator puts on the canvas will be a cascade of sparks of true colours. Once he was so charmed with his model that he realized that he has met his true love.


Every portrait has its story, for every woman depicted on the canvas will remain not only there, but also in the heart of the artist. Because before he starts a portrait he tries to learn more about his model, get an understanding of her psychology. Even if the person is not alive. For instance, as it was with the portrait of Vera I. Firsanova who Andrei painted for Zelenograd historical museum. But that is another story and we will certainly tell you how it was created.

But now enjoy Andrei Markin’s pictures. So many different women are looking at you from them. But there is one thing they have in common – all of them are from Zelenograd.

As to the portrait, every woman should have one. It gives an impetus to live. The artist has chosen you – it means you deserve it. And let such a portrait become a family relic.

Olga Kozhevnikova
 

 В моих садах — цветы, в твоих — печаль.
Приди ко мне, прекрасною печалью
Заворожи, как дымчатой вуалью,
Моих садов мучительную даль.


 
Ты — лепесток иранских белых роз.
Войди сюда, в сады моих томлений,
Чтоб не было порывистых движений,
Чтоб музыка была пластичных поз,



Чтоб пронеслось с уступа на уступ
Задумчивое имя Беатриче
И чтоб не хор менад, а хор девичий
Пел красоту твоих печальных губ.

 
( Н. Гумилёв. )