Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«Скучаю я без Вас… скучаю ...»

четверг, 15 марта 2012 г.


Что за чудо коромысло!
Сколько в нём, представьте, смысла…
Ах, Природа, ах, мудра:
Посошок и два ведра!

Кабы мне на коромысле
Соразмерить чувства, мысли
И, гордыню  спрятав в шкаф,
Пронести, не расплескав… 



Так.
 Я отложила все свои реальные дела ( которые - ох, какие сложные ... )
 Сейчас - в эту минуту/день. 
Тема - с Поздравлениями.
 У  друга моего блога ( Боооже, какое счастье, что я  .... нет, это - совпаденье, я поместила тему с Вашими стихами; счастье, что Вы, Изосим,  разыскали мой блог. 
И стали моим другом.), 
- ДЕНЬ!
 Так вот.
 Тема - Вам, Изосим.


Поздравление - с Днём Рождения.
 Вы извините мненя, что... может,  я не  то, что Вы хотели увидеть/услыхать -  сейчас помещаю
( я Вам обещаю - ведь мы - со-общники?
 Как только мои дела пойдут на поправку - я Вам обещаю поместить запретную тему.
 Вы подождёте? )
Изосим!
 С Днём Рождения!
 Будьте, пожалуйста, здоровы!
 Будьте счастливы.
 Плодовиты!
 Ваши стихи - великолепны!


 Разрешите в Ваш  ДР  подарить Вам 
( и всем  почитателям моего блога)
 прекрасный  романс в исполнении любимицы - Е. Фроловой.
Здесь - другие темы - идёте по ссылкам:
На удивительные строки любимой Поэтессы - С. Парнок.


 Слушаем? 
Впечатляемся?
 Спасибо.

( в "тюбике " не нашла. слушайте  по ссылке. словом, найдёте)

 «Всё отдалённее, всё тише...»

( «Ветер из Виоголосы» - Сборник песен на стихи Софии Парнок. )
Стихи - С. Парнок.
 Музыка - Е. Фролова.
 Исп. - Е. Фролова.


Все отдаленнее, все тише,
Как погребенная в снегу, 



  

Твой зов беспомощный я слышу
   И отозваться не могу.
  



  Но ты не плачь, но ты не сетуй,
   Не отпевай свою любовь,




   Не знаю где, мой друг, но где-то
   Мы встретимся с тобою вновь.



   Не знаю где, мой друг, но где-то
   Мы встретимся с тобою вновь.



 И в тихий час, когда на землю
   Нахлынет сумрак голубой,



   Быть может, гостьей иноземной
   Приду я побродить с тобой
  



 И загрущу о жизни здешней,
 И вспомнить не смогу без слез
 



  И этот домик и скворешню
   В умильной проседи берез.



  И этот домик и скворешню
   В умильной проседи берез.


Все отдаленнее, все тише,

   Как погребенная в снегу,
 



 Твой зов беспомощный я слышу
   И отозваться не могу.




A-A-A-A- a-a-a-a-a - a-a-a-a-a - a-a-a-a-a-a....


 ( С. Парнок - 21.IX.1926 г. )




А к теме - Поздравительной - с чудным этим романсом и стихами Именинника - великолепная живопись одного из самых моих любимых Российских художников. 
 Евгений Кузнецов.
 Его творчество настолько лирично  и - притчево. Читайте  рецензию. А мне кажется, именно эти полотна , как нельзя лучше,  подошли к пению Е. Флоловой.
 Разве - нет?



«Художник Евгений Кузнецов родился в 1960 году в Ставрополе. В 1979 году окончил Ставропольское художественное училище. В 1988 году –художественно-графический факультет Кубанского государственного университета (г. Краснодар). Член Союза художников России с 1991 года. С 1994 года член Международной общественной организации художников "Солнечный квадрат". Картины художника находятся в собраниях музеев изобразительного искусства и государственных выставочных залов городов: Ставрополь, Краевой музей изобразительных искусств; Краснодар, Краевой выставочный зал современного искусства; Сочи, Музей изобразительных искусств; Вологда, Областная картинная галерея; Череповец, Череповецкое музейное объединение; Тотьма, Музей истории и культуры города; Безье, Франция, Музей «Fabregat»; Минск, Беларусь, Музей современного искусства. Востребованный живописец Евгений Кузнецов проводит в краевом центре всего несколько месяцев, а все остальное время он в Европе.





Объект его исследований - люди с их слабостями. Все как будто узнаваемо, но чуть-чуть не так, и потому появляется ощущение притчи. Художественная стилистика близка к символизму. Чистые и тонкие контуры прекрасны сами по себе - и этот "невыразимо красивый цвет", краски - словно осколки магических зеркал. Странные мужчины и женщины несут камни - метафора нашего опыта. Сколько людей ожесточается под этой ношей. Но, кажется, Евгению Кузнецову про эти камни известно что-то другое.. Будто они прислушиваются к себе и к беззвучному гулу времени. Будто глаза их обращены во-внутрь. Будто и к ним приложима эта чудная мысль: движется душа вовнутрь - и она жива, движется вовне - и мертва. Словно эти беззлобные мужчины и женщины знают, что на самом деле они созерцатели - существа, заключающие в себе бесценные остановленные мгновения... Художник уловил эхо Вселенной, подал нам знак, и кто-то духовно-чуткий может привести его в действие.»




«При всём своём рационалистическом мышлении, Кузнецов утопист, верящий в чудо искусства. Он продолжает известные опыты перевоплощения акустического знака в пластические формы. Это двойственное желание вызвано естественной для Кузнецова потребностью служить двум музам одновременно, чтобы реально творить в позитивном пространстве Гармонии. Это самим собой созданное "высокое давление" принуждает его жить в мире возвышенных художественных идей. Евгений сознательно остаётся на позициях гуманности, находя опору в системе ценностей, близкой разным уровням зрительского восприятия.


Своеобразное понимание ретро-стилей снимает проблему принадлежности Кузнецова к какому-нибудь определённому течению изобразительного искусства конца XX века. Но лине арность восприятия мира, заинтересованность в конечной авторской интерпретации, поэтика картин говорят, что ему ближе всех реализм, как универсальный канал общения. Как и всякий приговорённый эстет, Евгений стремится к параллельному — акустическому и визуальному отображению (без деструктивных элементов), находя гармоничные сочетания в пространстве изобразительности. Широкие границы фигуративного искусства позволяют ему путешествовать по исторической горизонтали, отыскивать компромиссные ходы, ведущие к обретению собственного пластического языка, основанном на объективном академическом знании и романтической мечтательности. Сознание автора одновременно мобильно и консервативно. Художник не включается в активное переустройство структуры холста, он лишь использует фактурные разработки. Кузнецов в образе философствующего эстета перепевает себя на множество лирических ладов, с методической настойчивостью испытывая своё мастерство в общеизвестных сюжетах ("Добрый пастырь", "Богиня любви", , "Лиана", "Бродячий король" и др.), примеряя к своему голосу образы разных эпох, воплощаясь в пластических притчах, полуреальных ситуациях, лицедействуя, как ему кажется, при строгом взгляде зрителя. Кузнецов ценен как композитор. Чувство ответственности прочно удерживает его в эпицентре рождения произведений, превращая их в информационные блоки, где литературность играет доминирующую роль. 







Но в своём пересказе он не вдаётся в подробности, а идёт к символу, знаку, открывая путь к бесконечным играм с формой. Артистизм и изысканность композиций основаны у Кузнецова на тонком, рациональном подходе к пространству холста. В его картинах присутствует строгая ритмическая определённость, взявшая на себя основные функции композиций. Художник стремится разнообразить от картины к картине ритм. Он усложняется, даже временами дробится, как бы разбиваясь о капризное желание живописцев не быть постоянным, предсказуемым. Но живописные пятна всегда конструктивны, архитектоничны. Рефлексирующая цветовая гамма, напоминающая своим свечением драгоценные каменья, придают холсту декоративность и зрелищность. Тот же самый ритм удерживает его от манерности и жеманства, неизбежно возникающих в результате долгого проживания в с одним и тем же композиционным ходом.



Евгений дорожит каждым куском пространства, сгущая до предельной плотности атмосферу веши так, что в некоторых случаях доминирует фон: он то выталкивает главных персонажей, то поглощает их, завораживая взгляд зрителя неожиданными световыми паузами. Поэтому у смотрящих возникает ощущение тайны, миража, хотя в сюжете изначально отсутствует двусмысленность и мистицизм. Линия второстепенная, она используется Евгением как орнаментальный элемент, вносящий остроту и изящество. Характерно, что все колористическое богатство, живописный апогей строго запрограммирован, как необходимое условие создания ностальгически окрашенного чувства праздника. Стабильное пребывание Кузнецова в мире эстетических грёз привносит в творчество ноту романтической вневременности происходящего, заставляющее активно странствовать зрителя по истории мирового изобразительного искусства, уводя его то в русский модерн, то в итальянский трансавангард, то в неведомую сторону, где звук и цвет творят новый мир.

- Л.Бондаренко
Искусствовед Краснодарского Выставочного Зала изобразительных Искусств.»





Скучаю я без Вас…скучаю,
Не радуют меня ни звон капели,
Ни запах пробуждающейся ели.
И я грущу,но вовсе не серчаю.




Светла печаль…светла.
Ведь время
Мне шанса не даёт для огорчений.
Последнее из редких увлечений-
Нелёгкое,но сладостное бремя.




Ваш образ-отражение в стремнине,
Неясные сверкающие грани.
А строки к незажившей Вашей ране
В моей душе,в глубокой сердцевине.




Вот заварю сейчас в стакане чаю,
(Да,бергамот)…исчезнет расстоянье          
И,слыша Ваше лёгкое дыханье,
Скучаю я без Вас…скучаю.

 Изосим





С Днём Рождения, Изосим!
 Спасибо Вам за дружбу.
 Спасибо за то, что Вы есть.
 Будьте счастливы!