Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«Любовь моя — ты солнцем сожжена ...»

воскресенье, 29 января 2012 г.


Я шел по дорогам, изрытым годами,
Дышал, задыхался и падал в крови.
И с тою же силою, как при Адаме,
Летели секунды, секунды любви.

Мы к древу познанья пришли не случайно.
Мы знаем так много, нам все не в нови,
Но с той же слепой, неразгаданной тайной
Несутся секунды, секунды любви.

Как будто все просто и так объяснимо,
Как голуби теплые — только лови.
Трепещут в руках, но проносятся мимо
Секунды, секунды, секунды любви.

Зачем же гадать о бесчисленных звездах.
Оставь их в саду поднебесья, не рви.
Смотри, как земной наш живительный воздух
Пронзают секунды, секунды любви.

( Рюрик Ивнев. "Секунды любви" 1946. )


Итак.
Настроение не то, чтоб случилось ... 
Скорее всего -  нет настроения. 
Сплин/хандра накрыли ...
Вот и решила я настроенье своё приподнять ...

Let's Do It, Let's Fall In Love ?

Изосим ( ау! Где Вы мой - со-общник?) со товарищи, поди - заждались? 
 Сегодняшняя тема - первая - из серии эротических.
Будет ещё несколько.
 А сегодня тема - ооочень нежно - эротическая.
Прежде всего - Поэзия.


«Рюрик Ивнев (настоящее имя и фамилия Михаил Александрович Ковалев; 1891-1981). Отец, помощник военного прокурора Кавказского военного суда, умер, когда ребенку было 3 года, и мать Р. Ивнева стала работать директрисой женской гимназии в г. Карее.

По семейной традиции сына готовили к военной карьере, и он учился в Тифлисском кадетском корпусе, где начал сочинять стихи. В 1908 поступил в Петербургский университет на юридический факультет (диплом получил в 1911 в Москве) и начал изредка печататься в большевистских газетах и студенческих сборниках.

 
Показывал свои ранние опыты А. Блоку, Вяч. Иванову, В. Брюсову и получал из их уст неутешительные отзывы. В 1915-1917 служит в Канцелярии государственного контроля и тогда же входит в круги столичной художественной богемы. Выступает на поэтических вечерах, печатается в футуристических изданиях — сборниках «Мезонин поэзии» и «Центрифуга», альманахе «Очарованный странник» и др. Становится завсегдатаем литературных салонов и театриков-кабаре.

Весной 1915 знакомится с С. Есениным и вводит его в столичную литературную среду. Вышедшие в 1913 поэтические книги — «У пяти углов» (стихотворный диалог с П. Эссом), «Пламя пышет» и последовавший за ними сборник «Золото смерти» (1916) не вызвали сочувствия у читателей и критиков. К. Чуковский заметил, что Р. Ивнев «футуристом только притворяется», а на самом деле он — «модернист-эклектик».



Особенность лирического героя Р. Ивнева, подмеченная уже первыми рецензентами его книг («обыкновенный петербургский мальчик, беспомощный и грустный, как-то по-женски несчастный»), была многократно усилена поэтом в его четырех сборниках с общим названием — «Самосожжение» (1913-1917).

Мотив вины вырастает до размеров невыносимого жгучего стыда, нервная усталость становится в стихах манерной истерикой; все чувства — от религиозного экстаза до мазохистской эротики — достигают крайнего предела. Сладострастное самобичевание Р. Ивнева, ставшее отличительной чертой его поэзии, приняло характер кликушества, юродства.

В годы Первой мировой войны он сочиняет рассказы, окрашенные в мистические религиозные тона, печатает брошюру «Как нам победить Германию?» (1915), пишет роман «Несчастный ангел» — беспомощное подражание М. Кузмину.

В первые же дни Октябрьской революции Р. Ивнев явился к Луначарскому с предложением своих услуг по налаживанию связи новой власти с интеллигенцией и вскоре стал секретарем А. Луначарского. В последующие годы примыкает к имажинистам и выпускает сборник стихов «Солнце во гробе» (1921), куда входят 25 отобранных С. Есениным стихотворений.

 
В 30-70-е печатает многочисленные поэтические сборники стандартных — «жизнеутверждающих» — советских стихов, прозаическую трилогию из жизни богемы 20-х годов, мемуары. Зарабатывал на жизнь переводами восточных поэтов.»


Странно, что стихи этого Поэта  ...ммм...не то, чтоб забылись, а вот так о его творчестве небезызвестный Вольфганг Казак отозвался:

«В советскую литературу Ивнев вошёл в тени имажинистов. Его значение для западной славистики ; как в поэзии, так и в прозе невелико.»

Невелико?
Возмутительно -  такое изреченье. 
 Ещё как велико! 
Его Поэзия - значительна!
Его Поэзия настолько щемяща, настолько пронзительна и сокровенна.

Я хочу, чтобы вместо венков,
Ученых критиков гула,
Чья-нибудь грудь от моих стихов,
Как от ветра в поле, вздохнула...

Рюрик Ивнев.

 Верите? 
Когда читаю eго стихи ... именно так и происходит:
грудь от его стихов,  как от ветра в поле, вздыхает ...

 Вот это стихотворенье о любимом одуванчике - одно из самых любимых!
Ну - не чудо ли? 



 Только дунь, и его не стало.
Но зачем на него мне дуть?
Это может смертельно ранить
Самого меня прямо в грудь.

Потому, как резвящийся мальчик,
Незнакомый еще с бедой,
Я тихонько сорвал одуванчик
И поставил в стакан с водой.

Он казался мне прямо чудом
Среди многих земных чудес,
Что лежат неразобранной грудой
От травинок до самых небес.

Окруженный воздушною пеной,
Защищенный от ветерка,
Он казался послом Вселенной,
Перекинутым через века.

Так случайно иль не случайно
С детских лет мне знакомый цветок
Искрой самой глубокой тайны
Осветить мое сердце смог.

( Рюрик Ивнев. 10 июня 1964, Голицыно )


 Настолько лиричны его строки ...  и.. .страстны  ...
Окрашены такими небывалыми красками эмоций и чувств.
Они - эротичны.

Только вчитайтесь/повнимательней вглядитесь - в эти поэтические образы:

«"Сквозь пространство я к тебе лечу", "трепет губ", "земная ласка рук", "дышать твоим дыханьем",  "я стою опять перед тобой, с той же самой огненною кровью", "собачьими глазами смотрю на облако и думаю о тебе",  "я полюбил тебя за книжные слова и запах кожи, лёгкой и прозрачной",  "от истомы мы нежны будем, как роса", "И бездонностью глаз заколдованный, Слив в одно огневые уста, Я лежал бездыханный, поломанный, Как разбитая в пепел мечта", "под жёлтой байкой нежная рука жмёт руку тёплую влюблено и наивно", "О для чего мы дарили друг другу, Дружбу и нежность, утро и боль,  Если нашли Вы нового друга, Новую нежность и новую роль?", Я помню рукомойник (руки в мыле),  А Вы стояли рядом и шутили.  Теперь смешно, пожалуй, а тогда...", "Дай мне скорей горячую ладонь,  Пахучую, как ветер на Амуре", "Пленяй меня немыслимою лаской,  
Дрожаньем полузакрытых век... грузинской поволокою очей"... etc. etc. »


Во всей этой эротике Рюрику  Ивневу важно,
чтобы поцелуй влюблённых был достойным высоких звёзд.

Какое великолепное стихосложенье!
Поэтическое музыкальное творенье! 
 Внимательно читаем строки? 
Спасибо.


 И слушаем  одну из самых чарующих музыкальных композиций 
любимца-музыканта грека Chris Spheeris.
 У меня в блоге уже была  тема с его музыкой.
Там - подробная информация о нём.

Сегодня - со стихами Рюрика Ивлева - одна из композиций  из альбома :« Eros - 1997»
 Да, кстати, не обращайте внимание - в тюбике -  на надписи, мол - Джеймс Ласт...
Нет.
Это музыка - Chris Spheeris.
 Я  , кстати, когда готовилась к серии этих эротических тем, 
слегка отвлеклась - пошла за музыкой  Джеймса Ласта - за одиноким пастухом(с)

  ( в предыдущей теме)
А теперь получилось забавно: от пастухов к эротике? 
Да и ладно.

 Ну и любуемся невероятной живописью?

«Chris Spheeris - Kiss me »


Любовь, любовь, так вот она какая —
Безжалостная, темная, слепая.

Я на нее гляжу, как на топор,
Который
 смотрит на меня в упор,

И вижу кровь и слышу запах душный,
Безумью лишь да ужасу послушный.

( Рюрик Ивнев. Январь 1920, Грузия. )


Еще до рожденья звездой путеводной
Нам служат горячие гроздья любви
На торжищах людных, в пустыне безводной,
На дне подсознанья, в душе и в крови.

И мы, повинуясь магической силе,
Несемся песчинками, словно самум,
Становимся сами мифической пылью,
Не мысля опомниться, взяться за ум.

Несемся мы бурей и буре подобны.
Никто мы и всё. Нет для нас аксиом.
Мы солнце Вселенной и хаос загробный,
Но гроздьям любви мы послушны во всем.

И в этом чудовищно-быстром движенье,
Медлительно-долгом, спокойном на вид,
Быть может, мы только твое отраженье,
Звезда путеводная первой любви.

( Рюрик Ивнев. "Гроздья любви". 1967.)



 Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты.
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

Как сон, исчезло в суете вокзальной
Лицо любимое,- и вот опять покой.
Никто не дал любви такой печальной
И в то же время радостной такой.

Прощальный взор запомнил я навеки -
Он в мертвого легко мог жизнь вдохнуть,-
И серые глаза, и вскинутые веки,
И губы, детские чуть-чуть.

Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты,
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

(1928, Новосибирск-Ишим
Рюрик Ивнев.)



Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

Запах дождя, листвы и кожи,
Холодный наган мешает лежать.
Любовный хмель, о зачем ты ожил,
Как зарезанный Дмитрий из-под ножа?

Носятся, вьются в морях воздушных
Обгоревшие щепки — мои года.
Куда уйти от этих душных
Поцелуев — не бывших никогда.

Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

( Рюрик Ивнев.1915
Ярославль )


Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты.
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

Как сон, исчезло в суете вокзальной
Лицо любимое,- и вот опять покой.
Никто не дал любви такой печальной
И в то же время радостной такой.

Прощальный взор запомнил я навеки -
Он в мертвого легко мог жизнь вдохнуть,-
И серые глаза, и вскинутые веки,
И губы, детские чуть-чуть.

Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты,
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

(1928, Новосибирск-Ишим
Рюрик Ивнев.)


Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

Запах дождя, листвы и кожи,
Холодный наган мешает лежать.
Любовный хмель, о зачем ты ожил,
Как зарезанный Дмитрий из-под ножа?

Носятся, вьются в морях воздушных
Обгоревшие щепки — мои года.
Куда уйти от этих душных
Поцелуев — не бывших никогда.

Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

(1915
Рюрик Ивнев. Ярославль )


 Я повинен пред тобой, Любовь!
Но скажи, Вселенная, как быть
И какой ценой угомонить
Буйную, неистовую кровь?
Эту кровь голландских моряков,
Признававших только страсть одну,
Что взошла из глубины веков
Для того, чтобы пойти ко дну.
Как мне этот ток разъединить,
Что идет от предков по наследству?
Как порвать нервущуюся нить
Их неумирающего детства?
Как унять мне этот шум в крови —
Отголосок вздыбленного моря,
Требующий страсти от любви
И всепоглощающего горя?


Как уйти мне от свирепых лиц
На несохранившихся портретах,
От несуществующих гробниц
Молодых пиратов кругосветных?
Как уйти, когда они — во мне
Воскресают каждое мгновенье,
Чтоб гореть на медленном огне,
Как в аду до светопреставленья?
Пред тобой повинен я, Любовь.
Но скажи, Вселенная, как быть
И какой ценой угомонить
Буйную, неистовую кровь?!

(Рюрик Ивнев. 22 апреля 1956, Москва.)


 Вот.
Какие великолепные, душу навзничь опрокидывающие,  строки о Любви!
Эротика витает - неслышно и нежно...- в каждой буковке стихосложенья.
 А к теме - великолепная живопись художника, нашего современника 
Viktor Kravčuk / Виктора Кравчука. 
Он из Латвии.


 Эротика - бесподобна в его холстах. 
Нужны ещё комментарии? 
Думаю - излишни.
Налюбовались же? 

 «Biography :  


"In myopinion my biograhy starts with the day when I first took a pencil.

I used any possible tools to make paintings-pencil,pens,etc.

At the age of 13 I began my studies at the Junior School of Arts.

When I was 18 I created my first oil paintings and understood this was my vocation."

***

Victor Kravcuk is from Latvia. He realised his vocation at an early age and progressed through art college there.

His first exhibition was held in 1996 and he has been living in Dublin since 2003.

Kravcuk's main goal is to bring a unique and positive energy of perfection of the human body using the art of combining colours and form.


Though some people might just see it as eroticism he puts his sole and energy into each of the paintings he creats. Victor keeps on developing his unique style and he sees it as a balance of form and shape bringing a delight to the observer»


И все-таки сквозь дым фантасмагорий
И сквозь туман космической земли
Читаю я в твоем холодном взоре
То, что прочесть другие не смогли.

И позабыв о всех своих тревогах
И о друзьях, деливших хлеб со мной,—
Иду к тебе не каменной дорогой,
А как лунатик, движимый луной.

Пусть небеса рассудят наши чувства
И нам пошлют затишье или гром.
Мне без тебя томительно и грустно,
Но тяжело с тобою быть вдвоем.

(1979
Рюрик Ивнев)
 

Любовь моя — ты солнцем сожжена.
Молчу и жду последнего удара.
Сухие губы. Темная луна.
И фонари проклятого бульвара.

Нет ничего безумней и страшней
Вот этого спокойного молчанья,
Раздавленное тело дней
Лежит в пыли без содроганья.

(1914
Петербург
Рюрик Ивнев)


Нежный голос, теплота руки
Вот и все, наука и законы, Александры и Наполеоны,
Это все такие пустяки...

Нежный голос, чуточку усталый, и улыбка тихая во мгле.
Что бы быть счастливым на земле, сердце нужно до смешного мало...

Нежный голос, теплота руки..
Вот и все. Моря и океаны, города, пустыни, царства, страны, это все такие пустяки...
Нежный голос, теплота руки..

( Рюрик Ивнев. Январь 1920, Грузия )


4 коммент.:

Анонимный комментирует...

Когда мне эхо
перестало отвечать,
Собрался я в обратную дорогу.

Поставив на стихи
сургучную печать,
залёг привычно
в зимнюю берлогу.

Ну посмеялось
Эхо надо мной-
Такое саркастическое эхо -
Ведь завлекло туда,
Где лес стоит стеной
И стало мне и вовсе
Не до смеха.

Отправившись
В дорогу наугад,
По эху узнавал
Я направленье,
Но говорил,наверно, невпопад,
Не так писал
Свои стихотворенья.

В берлоге мне
Теперь приятно жить
И не мечусь я,
Сомневаясь нервно:
Ах,боже мой,
Что станет говорить
Княгиня эта
Марья Алексевна.

Анонимный комментирует...

Извините Все,но все ж хотелось бы узнать мнение Коллектива по поводу
http://deltacentral.blogspot.com/2012/01/blog-post_276.html
Толи хочется потрепать Цветник, толи познать мнение позитивно-стабильных людей.
Voxel
PS/Осознаю чуждость своего эксперимента, но раз, простите, ОдинИзВас в Осмыслении, то и Вам отголоски...

Трень-Брень комментирует...

А чьё? Чьё это - великолепное стихотворенье? Спасибо за него.

Я, в общем-то, всё ( почти - всё) поняла).
СтОит ли продолжать тему?

Анонимный комментирует...

Закрытой тема кажется уже…
Такие у меня душа и сердце-
Готов я приготовить бланманже,
Но только с солью и щепоткой перца.