Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«Любовь моя — ты солнцем сожжена ...»

воскресенье, 29 января 2012 г.


Я шел по дорогам, изрытым годами,
Дышал, задыхался и падал в крови.
И с тою же силою, как при Адаме,
Летели секунды, секунды любви.

Мы к древу познанья пришли не случайно.
Мы знаем так много, нам все не в нови,
Но с той же слепой, неразгаданной тайной
Несутся секунды, секунды любви.

Как будто все просто и так объяснимо,
Как голуби теплые — только лови.
Трепещут в руках, но проносятся мимо
Секунды, секунды, секунды любви.

Зачем же гадать о бесчисленных звездах.
Оставь их в саду поднебесья, не рви.
Смотри, как земной наш живительный воздух
Пронзают секунды, секунды любви.

( Рюрик Ивнев. "Секунды любви" 1946. )


Итак.
Настроение не то, чтоб случилось ... 
Скорее всего -  нет настроения. 
Сплин/хандра накрыли ...
Вот и решила я настроенье своё приподнять ...

Let's Do It, Let's Fall In Love ?

Изосим ( ау! Где Вы мой - со-общник?) со товарищи, поди - заждались? 
 Сегодняшняя тема - первая - из серии эротических.
Будет ещё несколько.
 А сегодня тема - ооочень нежно - эротическая.
Прежде всего - Поэзия.


«Рюрик Ивнев (настоящее имя и фамилия Михаил Александрович Ковалев; 1891-1981). Отец, помощник военного прокурора Кавказского военного суда, умер, когда ребенку было 3 года, и мать Р. Ивнева стала работать директрисой женской гимназии в г. Карее.

По семейной традиции сына готовили к военной карьере, и он учился в Тифлисском кадетском корпусе, где начал сочинять стихи. В 1908 поступил в Петербургский университет на юридический факультет (диплом получил в 1911 в Москве) и начал изредка печататься в большевистских газетах и студенческих сборниках.

 
Показывал свои ранние опыты А. Блоку, Вяч. Иванову, В. Брюсову и получал из их уст неутешительные отзывы. В 1915-1917 служит в Канцелярии государственного контроля и тогда же входит в круги столичной художественной богемы. Выступает на поэтических вечерах, печатается в футуристических изданиях — сборниках «Мезонин поэзии» и «Центрифуга», альманахе «Очарованный странник» и др. Становится завсегдатаем литературных салонов и театриков-кабаре.

Весной 1915 знакомится с С. Есениным и вводит его в столичную литературную среду. Вышедшие в 1913 поэтические книги — «У пяти углов» (стихотворный диалог с П. Эссом), «Пламя пышет» и последовавший за ними сборник «Золото смерти» (1916) не вызвали сочувствия у читателей и критиков. К. Чуковский заметил, что Р. Ивнев «футуристом только притворяется», а на самом деле он — «модернист-эклектик».



Особенность лирического героя Р. Ивнева, подмеченная уже первыми рецензентами его книг («обыкновенный петербургский мальчик, беспомощный и грустный, как-то по-женски несчастный»), была многократно усилена поэтом в его четырех сборниках с общим названием — «Самосожжение» (1913-1917).

Мотив вины вырастает до размеров невыносимого жгучего стыда, нервная усталость становится в стихах манерной истерикой; все чувства — от религиозного экстаза до мазохистской эротики — достигают крайнего предела. Сладострастное самобичевание Р. Ивнева, ставшее отличительной чертой его поэзии, приняло характер кликушества, юродства.

В годы Первой мировой войны он сочиняет рассказы, окрашенные в мистические религиозные тона, печатает брошюру «Как нам победить Германию?» (1915), пишет роман «Несчастный ангел» — беспомощное подражание М. Кузмину.

В первые же дни Октябрьской революции Р. Ивнев явился к Луначарскому с предложением своих услуг по налаживанию связи новой власти с интеллигенцией и вскоре стал секретарем А. Луначарского. В последующие годы примыкает к имажинистам и выпускает сборник стихов «Солнце во гробе» (1921), куда входят 25 отобранных С. Есениным стихотворений.

 
В 30-70-е печатает многочисленные поэтические сборники стандартных — «жизнеутверждающих» — советских стихов, прозаическую трилогию из жизни богемы 20-х годов, мемуары. Зарабатывал на жизнь переводами восточных поэтов.»


Странно, что стихи этого Поэта  ...ммм...не то, чтоб забылись, а вот так о его творчестве небезызвестный Вольфганг Казак отозвался:

«В советскую литературу Ивнев вошёл в тени имажинистов. Его значение для западной славистики ; как в поэзии, так и в прозе невелико.»

Невелико?
Возмутительно -  такое изреченье. 
 Ещё как велико! 
Его Поэзия - значительна!
Его Поэзия настолько щемяща, настолько пронзительна и сокровенна.

Я хочу, чтобы вместо венков,
Ученых критиков гула,
Чья-нибудь грудь от моих стихов,
Как от ветра в поле, вздохнула...

Рюрик Ивнев.

 Верите? 
Когда читаю eго стихи ... именно так и происходит:
грудь от его стихов,  как от ветра в поле, вздыхает ...

 Вот это стихотворенье о любимом одуванчике - одно из самых любимых!
Ну - не чудо ли? 



 Только дунь, и его не стало.
Но зачем на него мне дуть?
Это может смертельно ранить
Самого меня прямо в грудь.

Потому, как резвящийся мальчик,
Незнакомый еще с бедой,
Я тихонько сорвал одуванчик
И поставил в стакан с водой.

Он казался мне прямо чудом
Среди многих земных чудес,
Что лежат неразобранной грудой
От травинок до самых небес.

Окруженный воздушною пеной,
Защищенный от ветерка,
Он казался послом Вселенной,
Перекинутым через века.

Так случайно иль не случайно
С детских лет мне знакомый цветок
Искрой самой глубокой тайны
Осветить мое сердце смог.

( Рюрик Ивнев. 10 июня 1964, Голицыно )


 Настолько лиричны его строки ...  и.. .страстны  ...
Окрашены такими небывалыми красками эмоций и чувств.
Они - эротичны.

Только вчитайтесь/повнимательней вглядитесь - в эти поэтические образы:

«"Сквозь пространство я к тебе лечу", "трепет губ", "земная ласка рук", "дышать твоим дыханьем",  "я стою опять перед тобой, с той же самой огненною кровью", "собачьими глазами смотрю на облако и думаю о тебе",  "я полюбил тебя за книжные слова и запах кожи, лёгкой и прозрачной",  "от истомы мы нежны будем, как роса", "И бездонностью глаз заколдованный, Слив в одно огневые уста, Я лежал бездыханный, поломанный, Как разбитая в пепел мечта", "под жёлтой байкой нежная рука жмёт руку тёплую влюблено и наивно", "О для чего мы дарили друг другу, Дружбу и нежность, утро и боль,  Если нашли Вы нового друга, Новую нежность и новую роль?", Я помню рукомойник (руки в мыле),  А Вы стояли рядом и шутили.  Теперь смешно, пожалуй, а тогда...", "Дай мне скорей горячую ладонь,  Пахучую, как ветер на Амуре", "Пленяй меня немыслимою лаской,  
Дрожаньем полузакрытых век... грузинской поволокою очей"... etc. etc. »


Во всей этой эротике Рюрику  Ивневу важно,
чтобы поцелуй влюблённых был достойным высоких звёзд.

Какое великолепное стихосложенье!
Поэтическое музыкальное творенье! 
 Внимательно читаем строки? 
Спасибо.


 И слушаем  одну из самых чарующих музыкальных композиций 
любимца-музыканта грека Chris Spheeris.
 У меня в блоге уже была  тема с его музыкой.
Там - подробная информация о нём.

Сегодня - со стихами Рюрика Ивлева - одна из композиций  из альбома :« Eros - 1997»
 Да, кстати, не обращайте внимание - в тюбике -  на надписи, мол - Джеймс Ласт...
Нет.
Это музыка - Chris Spheeris.
 Я  , кстати, когда готовилась к серии этих эротических тем, 
слегка отвлеклась - пошла за музыкой  Джеймса Ласта - за одиноким пастухом(с)

  ( в предыдущей теме)
А теперь получилось забавно: от пастухов к эротике? 
Да и ладно.

 Ну и любуемся невероятной живописью?

«Chris Spheeris - Kiss me »


Любовь, любовь, так вот она какая —
Безжалостная, темная, слепая.

Я на нее гляжу, как на топор,
Который
 смотрит на меня в упор,

И вижу кровь и слышу запах душный,
Безумью лишь да ужасу послушный.

( Рюрик Ивнев. Январь 1920, Грузия. )


Еще до рожденья звездой путеводной
Нам служат горячие гроздья любви
На торжищах людных, в пустыне безводной,
На дне подсознанья, в душе и в крови.

И мы, повинуясь магической силе,
Несемся песчинками, словно самум,
Становимся сами мифической пылью,
Не мысля опомниться, взяться за ум.

Несемся мы бурей и буре подобны.
Никто мы и всё. Нет для нас аксиом.
Мы солнце Вселенной и хаос загробный,
Но гроздьям любви мы послушны во всем.

И в этом чудовищно-быстром движенье,
Медлительно-долгом, спокойном на вид,
Быть может, мы только твое отраженье,
Звезда путеводная первой любви.

( Рюрик Ивнев. "Гроздья любви". 1967.)



 Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты.
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

Как сон, исчезло в суете вокзальной
Лицо любимое,- и вот опять покой.
Никто не дал любви такой печальной
И в то же время радостной такой.

Прощальный взор запомнил я навеки -
Он в мертвого легко мог жизнь вдохнуть,-
И серые глаза, и вскинутые веки,
И губы, детские чуть-чуть.

Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты,
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

(1928, Новосибирск-Ишим
Рюрик Ивнев.)



Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

Запах дождя, листвы и кожи,
Холодный наган мешает лежать.
Любовный хмель, о зачем ты ожил,
Как зарезанный Дмитрий из-под ножа?

Носятся, вьются в морях воздушных
Обгоревшие щепки — мои года.
Куда уйти от этих душных
Поцелуев — не бывших никогда.

Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

( Рюрик Ивнев.1915
Ярославль )


Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты.
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

Как сон, исчезло в суете вокзальной
Лицо любимое,- и вот опять покой.
Никто не дал любви такой печальной
И в то же время радостной такой.

Прощальный взор запомнил я навеки -
Он в мертвого легко мог жизнь вдохнуть,-
И серые глаза, и вскинутые веки,
И губы, детские чуть-чуть.

Блеснула боль в твоем прощальном взоре,
Покрылись сумраком любимые черты,
Никто не дал мне столько горя
И столько радости, как ты.

(1928, Новосибирск-Ишим
Рюрик Ивнев.)


Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

Запах дождя, листвы и кожи,
Холодный наган мешает лежать.
Любовный хмель, о зачем ты ожил,
Как зарезанный Дмитрий из-под ножа?

Носятся, вьются в морях воздушных
Обгоревшие щепки — мои года.
Куда уйти от этих душных
Поцелуев — не бывших никогда.

Ветер сырой, колючий, грубый,
Темная быль Эмиля Золя.
Безлунная ночь. Теплые губы.
Что это — палуба или земля?

(1915
Рюрик Ивнев. Ярославль )


 Я повинен пред тобой, Любовь!
Но скажи, Вселенная, как быть
И какой ценой угомонить
Буйную, неистовую кровь?
Эту кровь голландских моряков,
Признававших только страсть одну,
Что взошла из глубины веков
Для того, чтобы пойти ко дну.
Как мне этот ток разъединить,
Что идет от предков по наследству?
Как порвать нервущуюся нить
Их неумирающего детства?
Как унять мне этот шум в крови —
Отголосок вздыбленного моря,
Требующий страсти от любви
И всепоглощающего горя?


Как уйти мне от свирепых лиц
На несохранившихся портретах,
От несуществующих гробниц
Молодых пиратов кругосветных?
Как уйти, когда они — во мне
Воскресают каждое мгновенье,
Чтоб гореть на медленном огне,
Как в аду до светопреставленья?
Пред тобой повинен я, Любовь.
Но скажи, Вселенная, как быть
И какой ценой угомонить
Буйную, неистовую кровь?!

(Рюрик Ивнев. 22 апреля 1956, Москва.)


 Вот.
Какие великолепные, душу навзничь опрокидывающие,  строки о Любви!
Эротика витает - неслышно и нежно...- в каждой буковке стихосложенья.
 А к теме - великолепная живопись художника, нашего современника 
Viktor Kravčuk / Виктора Кравчука. 
Он из Латвии.


 Эротика - бесподобна в его холстах. 
Нужны ещё комментарии? 
Думаю - излишни.
Налюбовались же? 

 «Biography :  


"In myopinion my biograhy starts with the day when I first took a pencil.

I used any possible tools to make paintings-pencil,pens,etc.

At the age of 13 I began my studies at the Junior School of Arts.

When I was 18 I created my first oil paintings and understood this was my vocation."

***

Victor Kravcuk is from Latvia. He realised his vocation at an early age and progressed through art college there.

His first exhibition was held in 1996 and he has been living in Dublin since 2003.

Kravcuk's main goal is to bring a unique and positive energy of perfection of the human body using the art of combining colours and form.


Though some people might just see it as eroticism he puts his sole and energy into each of the paintings he creats. Victor keeps on developing his unique style and he sees it as a balance of form and shape bringing a delight to the observer»


И все-таки сквозь дым фантасмагорий
И сквозь туман космической земли
Читаю я в твоем холодном взоре
То, что прочесть другие не смогли.

И позабыв о всех своих тревогах
И о друзьях, деливших хлеб со мной,—
Иду к тебе не каменной дорогой,
А как лунатик, движимый луной.

Пусть небеса рассудят наши чувства
И нам пошлют затишье или гром.
Мне без тебя томительно и грустно,
Но тяжело с тобою быть вдвоем.

(1979
Рюрик Ивнев)
 

Любовь моя — ты солнцем сожжена.
Молчу и жду последнего удара.
Сухие губы. Темная луна.
И фонари проклятого бульвара.

Нет ничего безумней и страшней
Вот этого спокойного молчанья,
Раздавленное тело дней
Лежит в пыли без содроганья.

(1914
Петербург
Рюрик Ивнев)


Нежный голос, теплота руки
Вот и все, наука и законы, Александры и Наполеоны,
Это все такие пустяки...

Нежный голос, чуточку усталый, и улыбка тихая во мгле.
Что бы быть счастливым на земле, сердце нужно до смешного мало...

Нежный голос, теплота руки..
Вот и все. Моря и океаны, города, пустыни, царства, страны, это все такие пустяки...
Нежный голос, теплота руки..

( Рюрик Ивнев. Январь 1920, Грузия )


«Я — пастух; мои палаты — межи зыбистых полей ... »

суббота, 28 января 2012 г.

Средь гор глухих я встретил пастуха, 
Трубившего в альпийский длинный рог. 
Приятно песнь его лилась; но, зычный, 
Был лишь орудьем рог, дабы в горах 
Пленительное эхо пробуждать.

И всякий раз, когда пережидал 
Его пастух, извлекши мало звуков, 
Оно носилось меж теснин таким 
Неизреченно-сладостным созвучьем, 
 
Что мнилося: незримый духов хор, 
На неземных орудьях, переводит 
Наречием небес язык земли.

И думал я: «О, гений! как сей рог, 
Петь песнь земли ты должен, чтоб в сердцах 
Будить иную песнь. Блажен, кто слышит». 
И из-за гор звучал ответный глас: 
«Природа-символ, как сей рог. Она 
Звучит для отзвука; и отзвук — Бог. 
Блажен, кто слышит песнь и слышит отзвук». 
( Вячеслав Иванов )
Сегодняшняя тема - несколько необычна. 
В музыке, стихах, живописи. 
Просто я заслушалась музыкальным великолепием 
 James Last / Джеймса Ласта. 
«James Last (also known as "Hansi") (born Hans Last, 17 April 1929, Bremen,
 Germany) is a German composer and big band leader. His "happy music" 
made his numerous albums best-sellers in Germany and the United Kingdom.
 His composition, "Happy Heart", became an international success in 
interpretations by Andy Williams and Petula Clark. According to the 
British Hit Singles & Albums book, he has reportedly sold in excess
 of seventy million albums worldwide.»
(  "Пан и флейта", художник Михаил Марков )

 «Джеймс Ласт (нем. James Last, настоящее имя Hans Last; род. 17 апреля 1929, Бремен)
 — немецкий композитор, аранжировщик и дирижёр.
Первое публичное выступление Ласта состоялось
 в составе Hans-Guenther Oesterreich’s Radio Bremen Dance Orchestra[1] в 1946.
 Двумя годами позже Ласт создаёт Last-Becker Ensemble. С 1950 по 1952 гг. 
Ласт признавался лучшим джазовым басистом года. В 1964 создал собственный оркестр
 и стал писать танцевальные аранжировки популярных мелодий различных исполнителей.
 
 
Первый же альбом оркестра Джеймса Ласта «Non-Stop Dancing» (1965) имел невероятный успех. 
С тех пор коллектив под управлением Ласта выпустил более 50 успешных альбомов общим тиражом 
60 млн экземпляров, из которых 37 стали «золотыми», а 18 — «платиновыми».
Ласт с неизменным успехом работает с произведениями авторов и исполнителей,
 представляющих абсолютно разные, зачастую антагонистичные, стили и направления — от традиционной, народной музыки до альтернативного рока, хард-рока, соула и электронной музыки.
Одна из самых известных композиций «Одинокий пастух» («The Lonely Shepherd») — 
была исполнена им совместно с её автором румынским музыкантом Георге Замфиром и вышла 
в 1977 как сингл в немецком варианте «Einsamer Hirte». Новою волну популярности 
мелодии подарил фильм «Убить Билла», где она прозвучала совместно с RZA.»
 
 « The pan flute or pan pipe (also known as panflute or panpipes) is 
an ancient musical instrument based on the principle of the c\losed tube, consisting 
usually of five or more pipes of gradually increasing length (and, at times, girth). The pan flute has long been popular as a folk instrument, and is considered the first mouth organ, ancestor of both the pipe organ and the harmonica. The pan flute is named for its association with the rustic Greek god Pan. The pipes of the pan flute are typically made from bamboo or giant cane; other materials used include wood, plastic, and metal.
Another term for the pan flute is syrinx, from Greek mythology, the story of Pan. 
The plural of syrinx is syringes, from which the modern word syringe is derived.
 (Pan pipes is both singular and plural.) Other names for the instrument are mouth organ,
 Pandean pipe, and the Latin fistula panis.»

 
(работа "Пастух"  - горячий батик - художницы Светланы Волосюк , Белорусия)
 
«Флейта Пана) Флейта Пана
 — класс деревянных духовых инструментов, многоствольная флейта, состоящая
 из нескольких (2 и больше) пустотелых трубок различной длины. 
Нижние торцы трубок закрыты, верхние - открыты.
Название флейты Пана происходит от имени древнегреческого бога Пана, 
атрибутом которого являлся подобный инструмент; 
оригинальное греческое название — сиринга (греч. σῦριγξ).»
«Gheorghe Zamfir (Romanian pronunciation: [ˈɡe̯orɡe zamˈfir];
 born April 6, 1941) is a Romanian pan flute musician.Zamfir 
is known for playing an expanded version of the traditional Romanian-style 
pan flute (nai) of 20 pipes to 22, 25, 28 and 30 pipes to increase its range,
 and obtaining as many as eight overtones (additionally to the fundamental tone)
 from each pipe by changing the embouchure.He is known as "The Master of the
 Pan Flute", though his standing as a leading figure within the history 
of Romanian folk music has not been without criticism.»
«Георг Земфир (рум. Gheorghe Zamfir, [ˈɡe̯orɡe zamˈfir]; род. 
6 апреля 1941 г.) − румынский музыкант. Сначала планировал стать аккордеонистом, 
однако уже в 14 лет начал играть на пан-флейте.
 Закончил Бухарестскую академию музыки, где был учеником Фэникаэ Лука.
 В настоящее время живет и преподает музыкальное искусство в Бухаресте.
Играет на модернизированной версии румынского национального инструмента, 
пан-флейте (най), которая состоит из 20-30 трубок, с расширенным звуковым
 диапазоном и большим количеством тонов.Георге Замфир начал выступать перед
 широкой публикой в 1960-х, в частности, благодаря швейцарскому музыканту 
Марселю Селлье, исследователю румынской народной музыки. 
В 1980-х годах его выступления транслировались на канале CNN. 
Однако первую награду за свои сценические выступления он получил 
ещё в 1959 году. Одна из его самых известных композиций 
«Одинокий пастух» («The Lonely Shepherd») — 
была исполнена совместно с оркестром Джеймса Ласта 
(которого ошибочно считают ее автором)
 и вышла в 1977 как сингл в немецком варианте «Einsamer Hirte»Проявил себя в 
качестве писателя и художника; издавал стихотворения, 
эссе и автобиографические книги и представлял собственные
 картины на родине и за рубежом.Его сын также является музыкантом.»
Вот. 
 Читаем великолепные строки поэтов Серебряного века и слушaем? 
Слушаем одну из самых великолепных музыкальных композиций. 


 Просто читаем стихи и слушаем музыку.
( снова у меня блог глючит и шрифт меняет, 
но ведь - читаемо?
 Извиняюсь за неудобство чртения) 
 
 «The Lonely Shepherd» / «Одинокий пастух»  
 
 
Я — пастух; мои палаты — 
Межи зыбистых полей,
По горам зеленым — скаты
С гарком гулких дупелей.

Вяжут кружево над лесом
В желтой пене облака.
В тихой дреме под навесом
Слышу шепот сосняка. 
Светят зелено в сутемы
Под росою тополя.
Я — пастух; мои хоромы — 
В мягкой зелени поля. 
Говорят со мной коровы
На кивливом языке.
Духовитые дубровы
Кличут ветками к реке.

Позабыв людское горе,
Сплю на вырублях сучья.
Я молюсь на алы зори,
Причащаюсь у ручья.

( Сергей Есенин. 1914. )
В холмах зеленых табуны коней
Сдувают ноздрями златой налет со дней.
С бугра высокого в синеющий залив
Упала смоль качающихся грив. 
 
Дрожит их головы над тихою водой,
И ловит месяц их серебряной уздой.
Храпя в испуге на свою же тень
Зазастить гривами они ждут новый день 
     
Весенний день звенит над конским ухом
С приветливым желаньем к первым мухам.
Но к вечеру уж кони над лугами
Брыкаются и хлопают ушами. 
Все резче звон, прилипший на копытах,
То тонет в воздухе, то виснет на ракитах.
И лишь волна потянется к звезде,
Мелькают мухи пеплом по воде. 
Погасло солнце. Тихо на лужке.
Пастух играет песню на рожке.
Уставясь лбами, слушает табун,
Что им поет вихрастый гамаюн.

А эхо резвое, скользнув по их губам,
Уносит думы их к неведомым лугам.
Любя твой день и ночи темноту,
Тебе, о родина, сложил я песню ту..
( Сергей Есенин.
1915.)
 На две части твердь разъята:
Лунный серп горит в одной,
А в другой костер заката
Рдеет красной купиной.

Месяц точит струи света,
Взятый звездами в полон.
Даль еще огнем одета,
Но уже серебрян лен.
И над белою молельной
Ночи грусть плывет, тиха,
Льется музыкой свирельной
Неживого пастуха.

Скоро смолкнет шум неясный,
В тишине поля уснут...
И утонет месяц красный,
Не осилив звездных пут.
( Георгий Иванов ) 
 
Где ты, где ты, отчий дом,
Гревший спину под бугром?
Синий, синий мой цветок,
Неприхоженый песок.
Где ты, где ты, отчий дом?

За рекой поет петух.
Там стада стерег пастух,
И светились из воды
Три далекие звезды.
За рекой поет петух.
Время — мельница с крылом
Опускает за селом
Месяц маятником в рожь
Лить часов незримый дождь.
Время — мельница с крылом.

Этот дождик с сонмом стрел
В тучах дом мой завертел,
Синий подкосил цветок,
Золотой примял песок.
Этот дождик с сонмом стрел.

( Сергей Есенин. 1917. ) 

Oчередная тема с великолепными строками поэтов Серебряного века 
oтечественной поэзии.
  Ну...я  несколько отрешилась от главной своей темы - не посвящаться Старине.
Помещать лишь современную живопись. 
Но на сей раз взяла в тему именно живопись Антона Мауве -  родственника
Винсента ван Гога. Ибо ....лишь только его живопись наглядна 
и озвучена -  к теме   «The Lonely Shepherd» / «Одинокий пастух»  

Потому что лишь на его полотнах - пастух. Одинокий. 
Будете спорить? 
Давайте. 
Я сначала хотела поместить живопись - современную - с пастухами. 
Да раздумала. Ибо эта мелодия созвучна именно со стариной.
В живописи - именно в живописи Антона  Мауве - столько пастушьего приволья...
столько пастушьего одиночества. 
Будете спорить? 
*улыбнулась*
 
 «Антон Мауве (нид. Anton Mauve, род. 18 сентября 1838 г. Заандам — ум. 5 февраля 1888 г. Арнем) — 
голландский художник — пейзажист.
А.Мауве оказал большое влияние на художественное становление своего родственника Винсента ван Гога,
 бывшего двоюродным братом жены Мауве. В октябре 1881 года Мауве шлёт ван Гогу ящик художника, полный масляных красок.
 В конце ноября того же года А.Мауве с течение 3 недель в своей гаагской мастерской преподавал ван Гогу акварельную живопись, 
однако Винсент оказался не расположен к акварели, и кроме тех, что были им созданы в ателье у Мауве, никогда акварелей не писал.
 А.Мауве также познакомил Иохана Хендрика Вейсенбруха, одного из корифеев голландской живописи конца XIX столетия, 
с Ван Гогом и его графическими работами, и Вейсенбрух дал весьма положительный отзыв о мастерстве и таланте молодого художника, 
заставив поверить в свои творческие силы.
Помимо Нидерландов, в настоящее время работы А.Мауве
 хранятся во многих
 художественных музеях
(в том числе и в амстердамском Рийксмузее, значительное число его полотен было приобретено в своё время музеями и коллекционерами США (например, Бруклинским музеем)»
«Anthonij (Anton) Rudolf Mauve (18 September 1838,
Zaandam, North Holland – 5 February 1888, Arnhem) was a Dutch realist painter who was a
leading member of the Hague School. He signed his paintings 'A. Mauve' or with a monogrammed 'A.M.'.
He was a very significant early influence on his cousin-in-law Vincent van Gogh.

Most of Mauve's work depicts people and animals in 
outdoor settings. In his Morning Ride in the Rijksmuseum, 
for example, fashionable equestrians at the seacoast are seen riding 
away from the viewer. An unconventional detail, horse droppings in the foreground, attests his
commitment to realism. His best known paintings depict peasants working in the fields and 
especially sheep herding scenes. His paintings of flocks of sheep were especially popular with »
 «А.Мауве оказал большое влияние на художественное становление своего родственника Винсента
ван Гога, бывшего двоюродным братом жены Мауве. В октябре 1881 года Мауве шлёт ван Гогу 
ящик художника, полный масляных красок. В конце ноября того же года А.Мауве с течение 3 
недель в своей гаагской мастерской преподавал ван Гогу акварельную живопись, однако Винсент 
оказался не расположен к акварели, и кроме тех, что были им созданы в ателье у Мауве, никогда 
акварелей не писал. А.Мауве также познакомил Иохана Хендрика Вейсенбруха, одного из корифеев 
голландской живописи конца XIX столетия, с Ван Гогом и его графическими работами, и Вейсенбрух
дал весьма положительный отзыв о мастерстве и таланте молодого художника, заставив поверить в
свои творческие силы.
 Помимо Нидерландов, в настоящее время работы А.Мауве хранятся во многих 
художественных музеях (в том числе и в амстердамском Рийксмузее,
значительное число его полотен было приобретено в своё время музеями 
и коллекционерами США (например, Бруклинским музеем)»
 
Я всё пою — ведь я певец,
Не вывожу пером строки:
Брожу в лесу, пасу овец
В тумане раннем у реки.

Прошел по селам дальний слух,
И часто манят на крыльцо
И улыбаются в лицо
Мне очи зорких молодух.
Но я печаль мою таю,
И в певчем сердце тишина.
И так мне жаль печаль мою,
Не зная, кто и где она...

И, часто слушая рожок,
Мне говорят: «Пастух, пастух!»
Покрыл мне щеки смуглый пух,
И полдень брови мне ожег.

И я пастух, и я певец
И всё гляжу из-под руки:
И песни — как стада овец
В тумане раннем у реки...

(Сергей Клычков. 1910-1911 )