Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«На дне шкатулки прячет третий перчатку с маленькой руки ...»

Thursday, December 29, 2011



На сердце иль в столе запрятан
У каждого любви залог,
К груди не раз бывал прижат он
И в дни надежд и в дни тревог.

Один, мечте своей покорный,
Улыбкой ободрен живой,
Похитил дерзко локон черный,
Хранящий отсвет голубой.

Другой на белоснежной шее
Отрезал шелковую прядь,
Которой тоньше и нежнее
G кокона невозможно снять.




На дне шкатулки прячет третий
Перчатку с маленькой руки,
Тоскуя, что ему не встретить
Второй, чьи пальцы так тонки.

Вот этот - призрак счастья жалкий
Стремится воскресить в душе.
Вдыхая пармские фиалки.
Давно зашитые в саше.

А тот целует Сандрильоны
Миниатюрный башмачок.
Меж тем как в маске благовонной
Влюбленный ловит очерк щек.


Но у меня нет ни перчаток,
Ни туфельки, ни пряди нет:
Я на бумаге отпечаток
 Слезы храню, волненья след.

Жемчужиною драгоценной
Из синих выскользнув очей,
Она растаяла мгновенно,
Упав в сосуд любви моей.

И эта капля чистой влаги,
Алмаз, каких не знал Офир,
Пятном расплывшись на бумаге,
Мне заслоняет целый мир,

Затем, что, дар судьбы нежданный,
Из глаз до той поры сухих,
Скатясь росой благоуханной.
Она отметила мой стих.

(ТЕОФИЛЬ ГОТЬЕ (1811-1872) 
" АЛМАЗ СЕРДЦА ")



Считанные дни остались до Нового Года.
 Давайте сегодня послушаем лёгкую инструментальную музыку?
 Почитаем - на сей раз - лёгкие стихи Французских лириков XIX и XX веков?
 В изумительном, в блестящем переводе одного из самых интересных
и значительных поэтов-переводчиков.



Подчеркивая томность взгляда.
Где грусть и торжество слиты,
Два локона, как два снаряда
Для ловли сердца, носишь ты.

Закручен туго, каждый сросся
С щекой, но ты легко могла б
Приладить оба, как колеса,
К ореховой скорлупке Маб.


Иль это лука Купидона
Два золотые завитка
Слились в кольцо, прильнув влюбленно
К виску крылатого стрелка?

Но с миром чисел я в разладе:
Ведь сердце у меня одно.
Так чье же на соседней пряди
Повиснуть рядом с ним должно?

( ТЕОФИЛЬ ГОТЬЕ (1811-1872)
"ЛОКОНЫ" )




«Бенедикт Константинович (Наумович) Лившиц (25 декабря 1886 (6 января 1887), Одесса — 21 сентября 1938, Ленинград) — русский поэт, переводчик и исследователь футуризма.»




«Четверть  века  занимался  Лившиц  французской  поэзией,  и  его  книга
является  сводом  большой  двадцатипятилетней  работы.  Эта  работа  не была
обычным  трудом  переводчика.  Сам  испытавший  сильное  влияние французской
поэзии, Лившиц был, пожалуй, единственным поэтом раннего русского футуризма,
органически  связанным  с  французами.»




Твой златогубый рот мне дан не ради смеха,
И лучезарных слов твоих так дивен смысл,
Что в годовых ночах, в ночах смертельно-юных,
В малейшем шорохе звучит мне голос твой.

В деннице шелковой, где прозябает холод
И сладострастие опасно бредит сном,
В руках у солнца все тела, едва очнувшись,
Боятся обрести опять свои сердца.

Воспоминания зеленых рощ, туманы,
Куда вступаю я... Закрыв глаза, тебя
Всей жизнью слушаю, но не могу разрушить
Досуги страшные, плоды твоей любви.

 ( ПОЛЬ ЭЛЮАР (1895-1952 ) )




Итак.
 Сегодня - великолепный музыкальный дуэт.

«Two music's world master produce the real music.»

Кому любопытно, были уже  темы с их великолепной музыкой,  загляните




Слушаем? Наслаждаемся?
 Читаем?
 Любуемся?




Richard Clayderman & Nicolas de Angelis

« 1985-Sonata Magic. Diva. »




Помнишь, после бездорожья
Краткий отдых в кабачке?
В белом ты была пике -
Хороша, как матерь божья.



Нам бродяга из Наварры
На гитаре поиграл:
Был мне люб и звон гитары
И студеный мой бокал.

О забытом богом в ландах
Я мечтаю кабачке:
О трактирщице в платке,
О глицинии в гирляндах.

(ПОЛЬ-ЖАН ТУЛЭ
(1867-1920) "ПЕСЕНКА" )




Послушай, как в саду, где жимолость цветет,
Снегирь на персике заливисто поет!

Как трель его с водою схожа чистой,
В которой воздух преломлен лучистый!


Мне грустно до смерти, хотя меня
Дарили многие любовью, а одна и нынче влюблена.

Скончалась первая. Скончалась и вторая.
Что сталось с третьей - я не знаю.



Однако есть еще одна.
Она - как неявная луна.

В послеобеденную пору
Мы с ней пойдем гулять по городу -

Быть может, по кварталам богачей,
Вдоль вилл и парков, где не счесть затей.



Решетки, розы, лавры и ворота
Сплошь на запоре, словно знают что-то.

Ах, будь я тоже богачом,
Мы с Амарильей жили б здесь вдвоем.




Ее зову я Амарильей. Это
Звучит смешно? Ничуть - в устах поэта.

Ты полагаешь, в двадцать восемь лет
Приятно сознавать, что ты поэт?

Имея десять франков в кошельке,
Я в страшной нахожусь тоске.



Но Амарилье, заключаю я,
Нужны не деньги, а любовь моя.

Пусть мне не платят гонорара даже

В "Meркюре", даже в "Эрмитаже" -



Что ж? Амарилья кроткая моя
Умна и рассудительна, как я.

Полсотни франков нам бы надобно всего.
Но можно ль все иметь - и сердце сверх того?




Да, если б Ротшильд ей сказал: "Идем ко мне..."
Она ему ответила бы: "Нет!

"Я к платью моему не дам вам прикоснуться:
"Ведь у меня есть друг, которого люблю я..."



И если б Ротшильд ей сказал: "А как же имя
"Того... ну, словом, этого... поэта?"

Она б ответила: "Франсисом Жаммом
"Его зовут". Но, думаю, беда

Была бы в том, что Ротшильд о таком
Поэте и не слышал никогда.

( ФРАНСИС ЖАММ
(1868 -1938) )




Я боюсь поцелуя:
Он - пчелиный укус.
Днем и ночью влачу я
Страха тягостный груз.
Я боюсь поцелуя!



И глаза хрупкой Кэт -
Словно пара агатов,
И лица ее цвет
Обольстительно матов.
Ах, мне нравится Кэт!




Завтра день Валентина,
И предстать должен я
Перед нею с повинной...
Где ж решимость моя
В страшный День Валентина?



Мы помолвлены с ней -
Это было бы счастье,
Если б в лучший из дней
Тайной мучимый страстью
Я не млел перед ней!




Я боюсь поцелуя:
Он - пчелиный укус.
Днем и ночью влачу я
Страха тягостный груз.
Я боюсь поцелуя!

( ПОЛЬ ВЕРЛЕН (1844-1896)
"A POOR YONG SHEPHERD" )



Сутул, без ягодиц, но с бородою
Чуть не до гетр, таков поклонник твой,
И все ж, прелестница в перчатках синих, вою
Я под окном твоим с девичьей резедой.
Часы стенные бьют и, сонно
Вращая вал, выводят короля:
На нем пятиконечная корона,
Она - твой герб, но им пресыщен я.



Коралла синего иль аметиста тени
Ресницы папоротника
Отмежевали на века
Свет от неверного стекла.
Окно: сигара на краю вселенной.



Долой безмолвие, ковчег ее красот:
Бессменная свеча измен мне лжет!
И все-таки надежда шепчет, что
Я не мечтатель юный,
Не житель Пампелуны
И перед сердцем ставлю знак бекара.



Он - ватерлиния и звезд и тротуара,
А дома туфельки
Тебе мозолей не натрут,
И дверь, ведущая во внутрь
Вселенной - непристойность.
Я точно конь, стою понуро,
Дрожа от головы до ног
Лишь потому,
Что на наезднице медвежья шкура.

( МАКС ЖАКОБ (1876 —  1944)
"СЕРЕНАДА" )




 Вот такая тема. 
Восхитительная!
 С чарующей музыкой, с великолепными стихами!
 Музыка и поэтические строки
воспевают Её - Диву!
Божество! Возлюбленную! 




 И в  живописных сюжетах Она - ДИВА !
 До чего хороша!
 Прелестная, изящная, очаровательная, изнеженная, капризная, 

нарядная, изысканная!
 Взбалмошная - наверняка, кокетка! 
 Соблазнительная и искусительная! 



Плaмень чУдных  очей!
Папоротник смеженых длинных ресниц
Нежный изгиб лебединой шеи!
Дивные локоны! 
Та, которую Боготворят и Любят!
Взор  ведь не отвести  - от этих  полотен.
 Французский художник Jean-Gabriel Domergue.



 «Jean-Gabriel Domergue, французский художник, родился в Бордо 4 марта 1889 года. Он учился в Школе изящных искусств в Париже. 

Рано начал выставлять свои картины в Салоне в 1906 году в возрасте 17 лет, что свидетельствует о его больших способностях. 

Ученик Тулуз-Лотрека и его последователь, Domergue сначала рисовал пейзажи, но славу и богатство ему принесли изображения женщин. 

Эти женщины – обнаженные или полуобнаженные – легко узнаваемы. 

Именно Domergue показал миру истинную француженку – элегантную, кокетливую красавицу с лебединой шеей. 

Многие знаменитости позировали художнику, среди них были Жозефин Бейкер, Брижит Бардо, Джина Лоллобриджида.



В 1927 году Domergue купил роскошную виллу в Каннах, Виллу Фиезоле, которую он завещал городу. 

Он был назначен куратором Musée Jacquemart- André в 1955 году, и до самой своей смерти в 1962 году он организовывал очень важные выставки картин Тулуз-Лотрека, Ван Гога, Берты Моризо, Гойи и других знаменитых художников.
Умер в 1962 году в Париже.»




 «Jean-Gabriel Domergue was born in Bordeaux, France on March 4th, 1889.

An extremely talented and precocious painter, Domergue exhibited works at the Salon Des Artistes Français (the French Artists Exhibition) in 1906 at the young age of seventeen. In 1913, he was awarded the Second Prize of Rome and went on to win the gold medal award in the 1920 show. He then began showing outside the exhibition.



 
Having first been recognized for his landscapes which he painted with great ease, his career took a decisive turn during the 1920's. At this time he became the painter of the "Parisian lady".

Domergue invented a new type of woman : thin, airy, elegant, with a swanlike neck and wide seductive eyes which gaze upon the world with longing.»




Кафе. За полночь. Мы у столика -
Еще чужие, но уже
Познавшие, что есть символика
Шагов по огненной меже.


Цветы неведомые, ранние
В тревожном бархате волос,
Порочных взоров замирание,
Полночных образов хаос,


Боа, упавшее нечаянно,
И за окном извивы тьмы -
Все это сладкой тайной спаяно,
И эту тайну знаем мы.



Ты хочешь счастья? Так расстанемся
Сейчас, под этот гул и звон,
И мы с тобою не обманемся,
Не разлюбив возможный сон.

( Бенедикт Лифшиц. 1908. " В кафе". )



2 comments:

Rain said...

Эти женщины – обнаженные или полуобнаженные – легко узнаваемы.

Засмотрелся ) спасибо Трень)

Трень-Брень said...

Эти женщины – обнаженные или полуобнаженные – легко узнаваемы.

Они - восхитительны!
Её Величество - Женщина!

Засмотрелся ) спасибо Трень)
Пожалуйста, Дождь.
То ли ещё будет(с)
Такого в Новом - Драконовском - году - помещу.
Да и Изосиму обещала.
Устоите ли?