Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Ко мне ты вошла, хороша, как печаль ... »

вторник, 28 июня 2011 г.



Ты - женщина, ты - книга между книг,
Ты - свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.
Ты - женщина, ты - ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.
Ты - женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты - в наших безднах образ божества!
Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся - от века - на тебя! 

( Валерий Брюсов. 11 августа 189. ) 



(Валерий Брюсов. Портрет работы Михаила Врубеля.)

«Ох уж этот путаник и факир, серебристой паутинкой словес и междометий тонко создающий пространства и потаённые смыслы. Как тих и тягуче-медлителен, как завораживает его призыв, не-ет, намёк даже на призыв к любовному кружению в звёздном танце, какое томление в каждом звуке и жесте души, затронутой любовной негой. Ну как тут не откликнуться хотя бы и робким поцелуем, приводящим однако,... да что это я? Вы всё прекрасно знаете. Восхищает деликатность, с которой он соблазняет, а остальное, ей, Богу, чудесно! Коли есть любовь...»



Это о Поэзии В.Я. Брюсова. 
Самого Серебряного - из Серебряного.
 Читаем внимательно, да?
 Спасибо.



«Валерий Яковлевич Брюсов (1 (13) декабря 1873(18731213), Москва — 9 октября 1924, Москва) — русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Один из основоположников русского символизма. 



 Звезды закрыли ресницы,
Ночь завернулась в туман;
Тянутся грез вереницы,
В сердце любовь и обман.
Кто-то во мраке тоскует,
Чьи-то рыданья звучат;
Память былое рисует,
В сердце - насмешки и яд.
Тени забытой упреки...
Ласки недавней обман...
Звезды немые далеки,
Ночь завернулась в туман.

( Валерий Брюсов. 2 апреля 1893 )


( Валерий Брюсов. Портрет работы С. В. Малютина. 1913. )

В стихотворениях Брюсова перед читателем встают противоположные начала: жизнеутверждающие — любовь, призывы к «завоеванию» жизни трудом, к борьбе за существование, к созиданию, — и пессимистические (смерть есть блаженство, «сладостная нирвана», поэтому стремление к смерти стоит превыше всего; самоубийство «соблазнительно», а безумные оргии суть «сокровенные наслаждения искусственных эдемов»). И главным действующим лицом в поэзии Брюсова является то отважный, мужественный боец, то — отчаявшийся в жизни человек, не видящий иного пути, кроме как пути к смерти (таковы, в частности, уже упоминавшиеся «Стихи Нелли», творчество 
куртизанки с «эгоистической душой»).



  Odi et amo.
                Catullus *
Да, можно любить, ненавидя,
Любить с омраченной душой,
С последним проклятием видя
Последнее счастье - в одной!
О, слишком жестокие губы,
О, лживый, приманчивый взор,
Весь облик, и нежный и грубый,
Влекущий, как тьма, разговор!
Кто магию сумрачной власти
В ее приближения влил?
Кто ядом мучительной страсти
Объятья ее напоил?
Хочу проклинать, но невольно
О ласках привычных молю.
Мне страшно, мне душно, мне больно...
Но я повторяю: люблю!





Читаю в насмешливом взоре
Обман, и притворство, и торг...
Но есть упоенье в позоре
И есть в униженьи восторг!
Когда поцелуи во мраке
Вонзают в меня лезвие,
Я, как Одиссей о Итаке,
Мечтаю о днях без нее.
Но лишь Калипсо я покинул,
Тоскую опять об одной.
О горе мне! жребий я вынул,
Означенный черной чертой!


* Ненавижу и люблю (лат.). - Катулл.
( Валерий Брюсов. 1911. )



Настроения Брюсова подчас противоречивы; они без переходов сменяют друг друга. В своей поэзии Брюсов то стремится к новаторству, то вновь уходит к проверенным временем формам классики. Несмотря на стремление к классическим формам, творчество Брюсова — всё же не ампир, а модерн, вобравший в себя противоречивые качества. В нём мы видим слияние трудносочетаемых качеств. Согласно характеристике Андрея Белого, Валерий Брюсов — «поэт мрамора и бронзы»; в то же время С. А. Венгеров считал Брюсова поэтом «торжественности по преимуществу». По Л. Каменеву Брюсов — «молотобоец и ювелир».»



Всё кончено, меж нами связи нет...
  А. Пушкин.

Эта светлая ночь, эта тихая ночь,
 Эти улицы, узкие, длинные!
Я спешу, я бегу, убегаю я прочь,
 Прохожу тротуары пустынные.
Я не в силах восторга мечты превозмочь,
 Повторяю напевы старинные,
И спешу, и бегу,- а прозрачная ночь
 Стелет тени, манящие, длинные.
Мы с тобой разошлись навсегда, навсегда!
 Что за мысль, несказанная, странная!
Без тебя и наступят и минут года,
 Вереница неясно туманная.




Не сойдёмся мы вновь никогда, никогда,
 О любимая, вечно желанная!
Мы расстались с тобой навсегда, навсегда...
 Навсегда? Что за мысль несказанная!
Сколько сладости есть в тайной муке мечты.
 Этой мукой я сердце баюкаю,
В этой муке нашёл я родник красоты,
 Упиваюсь изысканной мукою.
"Никогда мы не будем вдвоём,- я и ты..."
 И на грани пред вечной разлукою
Я восторгов ищу в тайной муке мечты,
 Я восторгами сердце баюкаю.

( Валерий Брюсов. 14 ноября 1895 )



Главное в теме - Поэзия. 
Вы поняли, да?
 А песенка - незатейливая.
 Снова - Vitas. 



Слушаем?
О расставании. Об ожидании.
 Ну и - любуемся.
 Всё - под настроение.

« Через годы »




Ты знаешь, чью любовь мы изливаем в звуки?
Ты знаешь, что за скорбь в поэзии царит?
То мира целого желания и муки,
То человечество стремится и грустит.
В моленьях о любви, в мучениях разлуки
Не наш, а общий стон в аккордах дивных слит.
Страдая за себя, мы силою искусства
В гармонии стиха сливаем мира чувства.

( Валерий Брюсов. 18 ноября 1891)



Я о тебе все время думаю.
Но, выполняя обязательства,
Уехал я, а ты осталась.
 Нас разлучили обстоятельства,




Ты далеко, и много месяцев
Теперь с тобою мы не видимся.
По телефону поздним вечером
Мы друг на друга не обидимся ...



  Словно в небе две планеты, 
Мы с тобою далеки.
Между нами - километры
Обжигающей тоски.




Через годы, и невзгоды, 
И грозу,  и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...



Через годы, и невзгоды,
И грозу,  и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...



Я так устал от одиночества,
По проводам твой голос слушая.
 А мне других совсем не хочется.
На свете  самая ты - лучшая  ...



Словно в небе две планеты,
Мы с тобою далеки.
Между нами - километры
Обжигающей тоски.



Через годы, и невзгоды,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...




Через годы, и невзгоды,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...




Словно в небе две планеты,
Мы с тобою далеки.
Между нами - километры
Обжигающей тоски.




Через годы, и невзгоды ,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...




Через годы, и невзгоды,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...



Вот.
Такая сложная - в символах - поэзия В. Брюсова.
Разбавила тему незатейливой песенкой любимца - Витаса.
А живопись - необыкновенная. 
Очень люблю. 



Он и Она.
И ярко-алый зонт, как символ одиночетва/ожидания.
Здорово, да? 

Update. 
 
Вношу в тему некоторые поправки-подсказки.
Совершенно согласна:

«
- Только рискну вас поправить. Символ одиночества/ожидания – дождь/зонт. Красный цвет – символизирует пылкую страсть и не угасающую любовь ...»

Американский художник Daniel Del Orfano.


« Daniel Del Orfano.
Born and raised on Long Island, New York, Daniel decided to stay close to his roots and attend Dowling College in Oakdale, NY. 


There he received his BFA in Art Education and was teaching full time by the fall of 2001. After teaching at the prestigious Knox Boarding School, Daniel took a position in the public school system
where he taught art to children of all ages. 

Though extremely rewarding, this was not his true calling. It was at this time Daniel decided to divert his attention from teaching art to creating art, and in the summer of 2005, he formed The Renaissance Workshop. 

Specializing in all things art, The Renaissance Workshop gave Daniel the opportunity to expand his horizons, creatively. As demand for commissioned work increased, Daniel began developing his expressive style, implementing techniques that emphasized texture over realism.



Though the work depicted realistic scenes, the effects produced an almost ethereal feeling. The imagery began to take a back seat to the memory of which the image represented. Daniel Del Orfano’s work depicts life, not as it may be, but more as it is remembered- a snapshot, not of a particular moment but of an overall memory.»



Наши души — два яркие мака,
У которых сплелись лепестки;
Опуская во мглу стебельки,
Их головки сверкают из мрака.
О как пусто, как темно кругом!
Что вокруг — мы не знаем, не знаем,
Но друг друга мы жадно ласкаем,
Мы живем, потому что — вдвоем!
Пролетит ураган издалека,
Эти стебли откинет во мрак…
Осыпайся, надломленный мак,
Ты не в силах цвести одиноко.

( Валерий Брюсов. 7 августа 1895)



За тонкой стеной замирала рояль,
Шумели слышней и слышней разговоры,—
Ко мне ты вошла, хороша, как печаль,
Вошла, подняла утомленные взоры…
За тонкой стеной зарыдала рояль.
Я понял без слов золотое признанье,
И ты угадала безмолвный ответ…
Дрожащие руки сплелись без сознанья,
Сквозь слезы заискрился радужный свет,
И эти огни заменили признанья.
Бессильно, безвольно — лицо у лица —
Каким-то мечтам мы вдвоем отдавались,
Согласно и слышно стучали сердца,—
А там, за стеной, голоса раздавались,
И звуки рояля росли без конца.

( Валерий Брюсов. 23 октября 1896.)