Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Ко мне ты вошла, хороша, как печаль ... »

Tuesday, June 28, 2011



Ты - женщина, ты - книга между книг,
Ты - свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.
Ты - женщина, ты - ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.
Ты - женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты - в наших безднах образ божества!
Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся - от века - на тебя! 

( Валерий Брюсов. 11 августа 189. ) 



(Валерий Брюсов. Портрет работы Михаила Врубеля.)

«Ох уж этот путаник и факир, серебристой паутинкой словес и междометий тонко создающий пространства и потаённые смыслы. Как тих и тягуче-медлителен, как завораживает его призыв, не-ет, намёк даже на призыв к любовному кружению в звёздном танце, какое томление в каждом звуке и жесте души, затронутой любовной негой. Ну как тут не откликнуться хотя бы и робким поцелуем, приводящим однако,... да что это я? Вы всё прекрасно знаете. Восхищает деликатность, с которой он соблазняет, а остальное, ей, Богу, чудесно! Коли есть любовь...»



Это о Поэзии В.Я. Брюсова. 
Самого Серебряного - из Серебряного.
 Читаем внимательно, да?
 Спасибо.



«Валерий Яковлевич Брюсов (1 (13) декабря 1873(18731213), Москва — 9 октября 1924, Москва) — русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Один из основоположников русского символизма. 



 Звезды закрыли ресницы,
Ночь завернулась в туман;
Тянутся грез вереницы,
В сердце любовь и обман.
Кто-то во мраке тоскует,
Чьи-то рыданья звучат;
Память былое рисует,
В сердце - насмешки и яд.
Тени забытой упреки...
Ласки недавней обман...
Звезды немые далеки,
Ночь завернулась в туман.

( Валерий Брюсов. 2 апреля 1893 )


( Валерий Брюсов. Портрет работы С. В. Малютина. 1913. )

В стихотворениях Брюсова перед читателем встают противоположные начала: жизнеутверждающие — любовь, призывы к «завоеванию» жизни трудом, к борьбе за существование, к созиданию, — и пессимистические (смерть есть блаженство, «сладостная нирвана», поэтому стремление к смерти стоит превыше всего; самоубийство «соблазнительно», а безумные оргии суть «сокровенные наслаждения искусственных эдемов»). И главным действующим лицом в поэзии Брюсова является то отважный, мужественный боец, то — отчаявшийся в жизни человек, не видящий иного пути, кроме как пути к смерти (таковы, в частности, уже упоминавшиеся «Стихи Нелли», творчество 
куртизанки с «эгоистической душой»).



  Odi et amo.
                Catullus *
Да, можно любить, ненавидя,
Любить с омраченной душой,
С последним проклятием видя
Последнее счастье - в одной!
О, слишком жестокие губы,
О, лживый, приманчивый взор,
Весь облик, и нежный и грубый,
Влекущий, как тьма, разговор!
Кто магию сумрачной власти
В ее приближения влил?
Кто ядом мучительной страсти
Объятья ее напоил?
Хочу проклинать, но невольно
О ласках привычных молю.
Мне страшно, мне душно, мне больно...
Но я повторяю: люблю!





Читаю в насмешливом взоре
Обман, и притворство, и торг...
Но есть упоенье в позоре
И есть в униженьи восторг!
Когда поцелуи во мраке
Вонзают в меня лезвие,
Я, как Одиссей о Итаке,
Мечтаю о днях без нее.
Но лишь Калипсо я покинул,
Тоскую опять об одной.
О горе мне! жребий я вынул,
Означенный черной чертой!


* Ненавижу и люблю (лат.). - Катулл.
( Валерий Брюсов. 1911. )



Настроения Брюсова подчас противоречивы; они без переходов сменяют друг друга. В своей поэзии Брюсов то стремится к новаторству, то вновь уходит к проверенным временем формам классики. Несмотря на стремление к классическим формам, творчество Брюсова — всё же не ампир, а модерн, вобравший в себя противоречивые качества. В нём мы видим слияние трудносочетаемых качеств. Согласно характеристике Андрея Белого, Валерий Брюсов — «поэт мрамора и бронзы»; в то же время С. А. Венгеров считал Брюсова поэтом «торжественности по преимуществу». По Л. Каменеву Брюсов — «молотобоец и ювелир».»



Всё кончено, меж нами связи нет...
  А. Пушкин.

Эта светлая ночь, эта тихая ночь,
 Эти улицы, узкие, длинные!
Я спешу, я бегу, убегаю я прочь,
 Прохожу тротуары пустынные.
Я не в силах восторга мечты превозмочь,
 Повторяю напевы старинные,
И спешу, и бегу,- а прозрачная ночь
 Стелет тени, манящие, длинные.
Мы с тобой разошлись навсегда, навсегда!
 Что за мысль, несказанная, странная!
Без тебя и наступят и минут года,
 Вереница неясно туманная.




Не сойдёмся мы вновь никогда, никогда,
 О любимая, вечно желанная!
Мы расстались с тобой навсегда, навсегда...
 Навсегда? Что за мысль несказанная!
Сколько сладости есть в тайной муке мечты.
 Этой мукой я сердце баюкаю,
В этой муке нашёл я родник красоты,
 Упиваюсь изысканной мукою.
"Никогда мы не будем вдвоём,- я и ты..."
 И на грани пред вечной разлукою
Я восторгов ищу в тайной муке мечты,
 Я восторгами сердце баюкаю.

( Валерий Брюсов. 14 ноября 1895 )



Главное в теме - Поэзия. 
Вы поняли, да?
 А песенка - незатейливая.
 Снова - Vitas. 



Слушаем?
О расставании. Об ожидании.
 Ну и - любуемся.
 Всё - под настроение.

« Через годы »




Ты знаешь, чью любовь мы изливаем в звуки?
Ты знаешь, что за скорбь в поэзии царит?
То мира целого желания и муки,
То человечество стремится и грустит.
В моленьях о любви, в мучениях разлуки
Не наш, а общий стон в аккордах дивных слит.
Страдая за себя, мы силою искусства
В гармонии стиха сливаем мира чувства.

( Валерий Брюсов. 18 ноября 1891)



Я о тебе все время думаю.
Но, выполняя обязательства,
Уехал я, а ты осталась.
 Нас разлучили обстоятельства,




Ты далеко, и много месяцев
Теперь с тобою мы не видимся.
По телефону поздним вечером
Мы друг на друга не обидимся ...



  Словно в небе две планеты, 
Мы с тобою далеки.
Между нами - километры
Обжигающей тоски.




Через годы, и невзгоды, 
И грозу,  и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...



Через годы, и невзгоды,
И грозу,  и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...



Я так устал от одиночества,
По проводам твой голос слушая.
 А мне других совсем не хочется.
На свете  самая ты - лучшая  ...



Словно в небе две планеты,
Мы с тобою далеки.
Между нами - километры
Обжигающей тоски.



Через годы, и невзгоды,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...




Через годы, и невзгоды,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...




Словно в небе две планеты,
Мы с тобою далеки.
Между нами - километры
Обжигающей тоски.




Через годы, и невзгоды ,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...




Через годы, и невзгоды,
И грозу, и снегопад
Я помню твой прощальный взгляд ...



Вот.
Такая сложная - в символах - поэзия В. Брюсова.
Разбавила тему незатейливой песенкой любимца - Витаса.
А живопись - необыкновенная. 
Очень люблю. 



Он и Она.
И ярко-алый зонт, как символ одиночетва/ожидания.
Здорово, да? 

Update. 
 
Вношу в тему некоторые поправки-подсказки.
Совершенно согласна:

«
- Только рискну вас поправить. Символ одиночества/ожидания – дождь/зонт. Красный цвет – символизирует пылкую страсть и не угасающую любовь ...»

Американский художник Daniel Del Orfano.


« Daniel Del Orfano.
Born and raised on Long Island, New York, Daniel decided to stay close to his roots and attend Dowling College in Oakdale, NY. 


There he received his BFA in Art Education and was teaching full time by the fall of 2001. After teaching at the prestigious Knox Boarding School, Daniel took a position in the public school system
where he taught art to children of all ages. 

Though extremely rewarding, this was not his true calling. It was at this time Daniel decided to divert his attention from teaching art to creating art, and in the summer of 2005, he formed The Renaissance Workshop. 

Specializing in all things art, The Renaissance Workshop gave Daniel the opportunity to expand his horizons, creatively. As demand for commissioned work increased, Daniel began developing his expressive style, implementing techniques that emphasized texture over realism.



Though the work depicted realistic scenes, the effects produced an almost ethereal feeling. The imagery began to take a back seat to the memory of which the image represented. Daniel Del Orfano’s work depicts life, not as it may be, but more as it is remembered- a snapshot, not of a particular moment but of an overall memory.»



Наши души — два яркие мака,
У которых сплелись лепестки;
Опуская во мглу стебельки,
Их головки сверкают из мрака.
О как пусто, как темно кругом!
Что вокруг — мы не знаем, не знаем,
Но друг друга мы жадно ласкаем,
Мы живем, потому что — вдвоем!
Пролетит ураган издалека,
Эти стебли откинет во мрак…
Осыпайся, надломленный мак,
Ты не в силах цвести одиноко.

( Валерий Брюсов. 7 августа 1895)



За тонкой стеной замирала рояль,
Шумели слышней и слышней разговоры,—
Ко мне ты вошла, хороша, как печаль,
Вошла, подняла утомленные взоры…
За тонкой стеной зарыдала рояль.
Я понял без слов золотое признанье,
И ты угадала безмолвный ответ…
Дрожащие руки сплелись без сознанья,
Сквозь слезы заискрился радужный свет,
И эти огни заменили признанья.
Бессильно, безвольно — лицо у лица —
Каким-то мечтам мы вдвоем отдавались,
Согласно и слышно стучали сердца,—
А там, за стеной, голоса раздавались,
И звуки рояля росли без конца.

( Валерий Брюсов. 23 октября 1896.)



« Боже, как я люблю ... »

Monday, June 27, 2011




Звонко кричу галеркою голоса ваше имя,
Повторяю его
Партером баса моего.
Вот ладоням вашим губами моими
Присосусь, пока сердце не навзничь мертво.
Вас взвидя и радый, как с необитаемого острова,
Заметящий пароходного дыма струю,
Вам хотел я так много, но глыбою хлеба черствого
Принес лишь любовь людскую
Большую
Мою.



Вы примите ее и стекляшками слез во взгляде
Вызвоните дни бурые, как пережженный антрацит.
Вам любовь дарю, — как наивный ребенок любимому дяде
Свою сломанную игрушку дарит. 




И внимательный дядя знает, что это
Самое дорогое ребенок дал.
Чем же он виноват, что большего
Нету.
Что для большего
Он еще мал?!
Это вашим ладоням несу мои детские вещи:
Человечью поломанную любовь и поэтину тишь.
И сердце плачет и надеждою блещет,
Как после ливня железо крыш. 

(Март 1918.
Вадим Шершеневич)



Сегодня просто - стихи.
Великолепные. 
Читаю/перечитываю всегда,  и не устаю удивляться  словотворчеству: столько незабываемых и неповторимых образов, стооолько смысла - в поэтичеcком  имажинизЬме. 
И вы читаете внимательно, да? 
Спасибо.


Маски повсюду, веселые маски,
Хитро глядят из прорезов глаза;
Где я? В старинной, чарующей сказке?
Но отчего покатилась слеза?
Глупые маски, веселые маски,
Манит, зовет меня ваш хоровод.




Вот промелькнули влюбленные глазки;
Странные маски, куда вас влечет?
Платья безвкусны, размеренны речи;
Мчатся в бессмысленной пляске
Руки, зовущие груди и плечи;
Глупые маски, веселые маски.
Слезы личиной глухою закрою,
С хохотом маску надену свою!



Глупые маски! Стремитесь за мною,
Слушайте: пошлости гимн я пою.
Маски повсюду, веселые маски,
Хитро глядят из прорезов глаза;
Где я? В старинной, чарующей сказке?
Но отчего покатилась слеза? 

( 1910.
Вадим Шершеневич.



«Вадим Габриэлевич Шершеневич (25 января (6 февраля) 1893, Казань — 18 мая 1942, Барнаул) — поэт, переводчик, один из основателей и главных теоретиков имажинизма. 



Все было нежданно. До бешенства, вдруг,
Сквозь сумрак, по комнате бережно налитый,
Сказала: «Завтра на юг,
Я уезжаю на лето!»
И вот уже вечер громоздящихся мук,
И слезы крупней, чем горошины...
И в вокзал, словно в ящик почтовых разлук,
Еще близкая мне, ты уж брошена!
Отчего же другие, как я не прохвосты,
Не из глыбы, а тоже из сердца и мяс,
Умеют разлучаться с любимыми просто,
Словно будто со слезинкою из глаз?!
Отчего ж мое сердце как безлюдная хижина?
А лицо как невыглаженное белье?
Неужели же первым мной с вечностью сближено,
Непостоянство, любовь, твое?! 




Изрыдаясь в грустях, на хвосте у павлина
Изображаю мечтаний далекий поход
И хрустально-стеклянное вымя графина
Третью ночь сосу напролет...
И ресницы стучат в тишине, как копыта,
По щекам, зеленеющим скукой, как луг,
И душа выкипает, словно чайник забытый
На спиртовке ровных разлук.
Это небо закатно не моею ли кровью?
Не моею ли слезой полноводится Нил,
Оттого что впервой с настоящей любовью
Я стихам о любви изменил?! 

( Июль 1918. 
Вадим Шершеневич.)




Работоспособность и быстрота творческого возмужания Шершеневича поразительны: за четыре-пять лет он проходит путь от символизма к эгофутуризму и — 21-летним — начинает разрабатывать теорию имажинизма.» 




Послушайте! Я и сам знаю, что электрической пылью
Взыскриваются ваши глаза, но ведь это потому,
Что вы плагиатируете фонари автомобильи,
Когда они от нечего делать пожирают косматую тьму.
Послушайте! Вы говорите, что ваше сердце ужасно
Стучит, но ведь это же совсем пустяки;
Вы, значит, не слыхали входной двери! Всякий раз она
Оглушительно шарахается, ломая свои каблуки.



Нет, кроме шуток! Вы уверяете, что корью
Захворало ваше сердце. Но ведь это необходимо хоть раз.
Я в этом убежден, хотите, с докторами поспорю.
У каждого бывает покрытый сыпной болезнью час.
А когда вы выйдете в разорванный полдень,
На главную улицу, где пляшет холодень,
Где скребут по снегу моторы свой выпуклый шаг,
Как будто раки в пакете шуршат, —
Вы увидите, как огромный день, с животом,
Раздутым прямо невероятно от проглоченных людишек,
На тротуар выхаркивает с трудом
И пищА, пищи излишек. 




А около него вскрикивает пронзительно, но скорбно
Монументальная женщина, которую душит мой горбатый стишок,
Всплескивается и хватается за его горб она,
А он весь оседает, пыхтя и превращаясь в порошок.
Послушайте! Ведь это же, в конце концов, нестерпимо
Каждый день моторы, моторы и водосточный контрабас.
Это так оглушительно! Но это необходимо,
Как то, чтобы корью захворало сердце хоть раз. 

( 1914.
Вадим Шершеневич )



А песня ... 
Песня вот какая. 
Тут зашёл разговор.
Снова о таком музыкальном явлении: ВИТАС.
 Обожаю по-прежнему.
И мне всё равно, когда пишут, что -
де,  он не своим голосм поёт.
А - чьим?
 А я слушаю. 
Душа летит кверх тормашками.
 Полетаем?



« Боже, как я люблю ... »

Муз.- Витас. 
Cл.- С. Карабанова.
Исп. - Витас.




Эпизоды и факты проходят сквозь разум
И, как из машин, выходят стальными полосками;
Все около пахнет жирным наркозом,
А душа закапана воском.
Электрическое сердце мигнуло робко
И перегорело. — Где другое найду?!
Ах, я вверну Вашу улыбку
Под абажур моих дум.



И будут плакать — как весело плакать
В электрическом свете, а не в темноте! —
Натыкаться на жилистый дьявольский коготь
И на готику Ваших локтей.
И будут подмаргивать колени Ваши,
И будет хныкать моя судьба...
Ах, тоска меня треплет, будто афишу,
Расклеив мою душу на днях-столбах.
 
(13 июня 1913.
Вадим Шершеневич. )




Кто тебя сотворил -
На мою на беду ?



Я и к боли привык ,
Но ко лжи не могу.



На губах твоих - зной
Опьяняющих слов.



Только в сердце твоем
Замерзает любовь ...



Боже, как я люблю !
Я кричу - в небеса ...



 Но сдувают ветра
Мои чувства с лица ...



Я, как ворон,  в ночи
Заклюю сам себя.



Ведь признанья в любви
Это - только слова ...



Если б это не ты
Прогоняла меня,




Я сумел бы уйти,
Безответно любя ...




Но угодно судьбе ,
Чтобы я вновь и вновь




Возвращался в твой плен
Обжигающих слов ...



Боже, как я люблю !
Я кричу - в небеса,



Но сдувают ветра
Мои чувства с лица ...



Я, как ворон в ночи,
Заклюю сам себя .



Ведь признанья в любви -
Это только слова ...



Вот. 
Тема.
 Стихи.
 Песня.


 Замечательно, да?
 А живопись - неординарная.
Самобытная.
Прошу любить и жаловать:

Andrius Kovelinas.



Столько страсти.
Столько невысказанных слов:  "Бооже, как я люблю.."
В переплетённых телах, в смеженных - тоскливо - ресницах ...
Ах, Бооже, как я люблю ...


« Художник Andrius Kovelinas, 51 год. 
Последние пять лет живет в Ирландии. На протяжении многих лет Андрюс ездил и выставлялся по всей Европе: Швеция, Франция, Венгрия, Литва, Испания. 
Два раза в год он проводит несколько частных выставок для коллекционеров. 
У его работ свой неповторимый стиль, немного странный... но при этом притягательный. 
Такое ощущение, что Андрюс пытается найти и отразить гармонию, и не важно одна героиня изображена, или несколько. В итоге получается эмоционально законченная композиция. »



«Andrius Kovelinas has been living in Ireland for almost 6 years now. His extraordinary style and imagination has been on show at The Green Gallery shortly after he set foot on these shores. For many years Andrius had travelled throughout Europe producing his masterly works everywhere he went “I travelled a lot in Europe through Countries such as Sweden, France, Hungary, Lithuania, Spain. My sister lives in New York I go there two or three times a year and organise small private exhibition for collectors.” Before I moved to Ireland I was living In Northern France in the City of St. Michel. Among traces of Kovelinas still visible there is a large fresco for the supermarket chain L’eclerc. He returned there for a short time in 2007 to take up a similar commission. At the beginning of 2008 he had his most recent solo exhibition in Austria, in the beautiful city Gmunden.

In summer time every years, traditionally, he participates in the international Art Camp in France. This year was excellent for Andrius. After two weeks 5 days travelling thru the French Normandy where he was inspired with new ideas for his pictures. The final exhibition was in Sorbay .



 

Generally, Andrius’s themes are women. When it comes to painting women he takes great joy from this subject and will continue to pursue painting extraordinary works of beautiful women as long as he will be able to paint. “Women are designed amazingly by our Creator. All works are oil on canvas, but style and technique are not so important. So the tools are classic As usual small brushes. First – the idea is sketched on paper, then the real painting is produced. The only problem is time. I cannot create fast. Each work required preparation (the idea) and then realisation. I never paint directly on canvas without sketches. It can take between 2 days to 3month. As a result a beautiful picture is produced”. It is good to know that there are people out there who love Andrius work. “The important thing is that the people love the art, when a person buys my work and hangs it up on their wall, with positive energy and love. They not only have a beautiful picture, 
but a good mood and a small part of me, the artist”.




As a professional artist he began to participate in various exhibitions of posters in Sweden, Russia, Lithuania, and Poland. In particular he produced a lot of posters for the Opera, Ballet and Theatre companies of Kishinev, Moldova.

In 1983 he won the Grand Prix in a Politic Poster Exhibition in Moscow.

From 1987-88 he began to move back from posters to oil paintings, it was always his ambition to do so.

In 1998 he opened his own private art school in Lithuania where he taught children painting.

In 2001 Andrius closed the Art School and moved to France.

2001 during an exhibition in Reims France, he won the Public Prize (public favourite).

2003 Andrius came to Ireland and began exhibiting in the Green Gallery. His works in Ireland have remained exclusive to this gallery.

In February 2006 Andrius had his first solo exhibition in Ireland at The Green Gallery. It was a huge success. Very quickly he has gained favour amongst Irish art collectors.




EXHIBITIONS
1978 - Posters of theatres exhibition in Lahti (Finland)
1980 - Group exhibition of politique posters in Vilnius (Lithuania)
1981 - Personal posters exhibition in Palanga (Lithuania)
1982 - Personal posters exhibition in Vilnius (Lithuania)
1983 - International group exhibition of politique posters in Moscow (Russia)
1984 - International group exhibition of politique posters in Vilnius (Lithuania)
1984 - Posters biennale in Lahti (Finland)




1985 - International posters exhibition in Warsawa (Poland)
1986 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
1987 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
1988 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
1989 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
1990 - Pers. Exhibition of oil paintings Vilnius (Lithuania)
1991 - Pers. Exhibition of oil paintings Vilnius (Lithuania)
1992 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
1993 - Pers. Exhibition of oil paintings Dubai (UAE)
1994 - Pers. Exhibition of oil paintings Winslow (Sweden)




 
1995 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
1996 / 2000 - Pers. Exhibition of oil paintings Palanga (Lithuania)
2001 - Pers. Exhibition of oil paintings Reims (France)
2002 - Pers. Exhibition of oil paintings Nancy (France)
2002 - International group Exhibition of oil Paintings St. Mishel (France)
2003 - International group Exhibition of oil Paintings St. Mishel (France)
2003 - Pers. Exhibition of oil paintings Nancy (France)
2004 - Pers. Exhibition of oil paintings Cork (Ireland)
2004 to present day – Group Show, The Green Gallery, Dublin.
2006-Solo exhibition at The Green Gallery.
2007-Solo exhibition at The Green Gallery.»




Вас
Здесь нет. И без вас.
И без смеха.
Только вечер укором глядится в упор.
Только жадные ноздри ловят милое эхо,
Запах ваших духов, как далекое звяканье шпор.



Ах, не вы ли несете зовущее имя
Вверх по лестнице, воздух зрачками звеня?!




Это ль буквы проходят строками
Моими,
Словно вы каблучками,
За дверью дразня?!
Желтый месяца ус провихлялся в окошке.




И ошибся коснуться моих только губ.
И бренчит заунывно полсумрак на серой гармошке
Паровых, остывающих медленно труб. 




Эта тихая комната помнит влюбленно
Ваши хрупкие руки. Веснушки. И взгляд.
Словно вдруг кто-то вылил духи из флакона,
Но флакон не посмел позабыть аромат.
Вас здесь нет. И без вас. Но не вы ли руками




В шутку спутали четкий пробор моих дней?!
И стихи мои так же прополнены вами,
Как здесь воздух, тахта и протяжье ночей.
Вас здесь нет. Но вернетесь. Чтоб смехом, как пеной,
Зазвенеться, роняя свой пепельный взгляд.
И ваш облик хранят
Эти строгие стены,
Словно рифмы строфы дрожь поэта хранят.

( Декабрь 1917.
Вадим Шершеневич. )


 
 
Нет слов короче, чем в стихах,
Вот почему стихи и вечны!
И нет священнее греха,
Чем право полюбить беспечно.
Ах, мимолетно все в веках:
И шаг чугунный полководца,
И стыд побед, и мощный страх,-
Лишь бред сердец веками льется!
Вот оттого, сквозь трудный бой,
Я помню, тленом окруженный:
— Пусть небо раем голубо,
Но голубей глаза влюбленной! 



Пусть кровь красна — любовь красней,
Линяло-бледны рядом с ней
Знаменный пурпур, нож убийцы,
И даже ночь, что годы длится! 
Как ни грохочет динамит
И как ни полыхнет восстанье,-
Все шумы мира заглушит
Вздох робкий первого признанья.
Вот потому и длится век
Любовь, чья жизнь — лишь пепел ночи,
И повторяет человек
Слова любви стихов короче! 

( 1931.
Вадим Шершеневич. )