Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«Любимый, будь высокомерен и холоден к календарю ... »

Friday, May 27, 2011

 
 
Темнеет наше отдаленье,
нарушенное, позади.
Как щедро это одаренье
меня тобой! Но погоди -
любимых так не привечают.
О нежности перерасход!

Он все пределы превышает.
К чему он дальше приведет?
Так жемчугами осыпают,
и не спасает нас навес,
так - музыкою осеняют,
так - дождик падает с небес.

Так ты протягиваешь руки
навстречу моему лицу,
и в этом - запахи и звуки,
как будто вечером в лесу.
Так - головой в траву ложатся,
так - держат руки на груди
и в небо смотрят. Так - лишаются
любимого. Но погоди -




сентябрь ответит за растрату
и волею календаря
еще изведает расплату
за то, что крал у октября.
И мы причастны к этой краже.

Сентябрь, все кончено? Листы
уж падают? Но мы-то - краше,
но мы надежнее, чем ты.
Да, мы немалый шанс имеем
не проиграть. И говорю:
- Любимый, будь высокомерен
и холоден к календарю.
 
 
 

Наш праздник им не обозначен.
Вне расписания его
мы вместе празднуем и плачем
на гребне пира своего.
Все им предписанные будни
как воскресения летят,
и музыка играет в бубны,
и карты бубнами лежат.

Зато как Новый год был жалок.
Разлука, будни и беда
плясали там. Был воздух жарок,
а лед был груб. Но и тогда
там елки не было. Там было
иное дерево. Оно -
сияло и звалось рябина,
как в сентябре и быть должно.

( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
Ещё один романс. Чудесный.
 
 
 
 
 
- Все это надо перешить, -
сказал портной, - ведь дело к маю.
- Все это надо пережить -
сказала я, - я понимаю.

И в кольцах камушки сменить,
и челку рыжую подрезать,
и в край другой себя сманить,
и вновь по Грузии поездить.
 
 ( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
 Он когда-то давным-давно прозвучал в оочень нашумевшем, уже знаменитом (угу... наверняка -  в копилке кинематографической классики?)  - фильме-экранизации пьесы-драмы
А. Островского - "Бесприданница".
 Я не люблю этот фильм.
( впрочем, всего лишь неск. фильмов Э. Рязанова - любимы.
Но сейчас - не о том) 
 
 

 
"Жестокий романс".
 Фильм получился не драмой ( не взирая на участие в фильме целого созвездия русских артистов)  и даже нe траги-фарсом, а ( пардон ) пошлейшим водевилем.
 
 
 
 

 *помолчала*

 А впрочем, речь нынче не о фильме "Жестокий романс", а именно - о чудесном романсе, прозвучавшем в этом фильме.
 
*снова помолчала*
 
 
 
 
Жила в покое окаянном,
а все ж душа - белым-бела,
и если кто-то океаном
и был - то это я была.
О мой купальщик боязливый,
ты б сам не выплыл - это я
волною нежной и брезгливой
на берег вынесла тебя.

Что я наделала с тобою!
Как позабыла в той беде,
что стал ты рыбой голубою,
взлелеянной в моей воде!
И повторяют вслед за мною,
и причитают все моря:
о ты, дитя мое родное,
о бедное, прости меня!
 
( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
 Странно.... 
Я всегда держала ( как бы ... при жизни Великой нашей Поэтессы)
её стихи -  в запасе.
Когда-нибудь, всегда думалось, прочту внимательней и вдумчивей.
Вот ... наверное, это когда-нибудь наступило?  
Сегодня весь вечер читала и не уставала потрясаться необычному,
жемчужному словотворчеству.
 Которое  роднит её , Б. А. Аxмадулину - на всех основаниях - 
с Великими поэтами любимой Серебряной поры отечественной Поэзии.
 
 
 
 
 
Завидна мне извечная привычка
быть женщиной и мужнею женою,
но уж таков присмотр небес за мною,
что ничего из этого не вышло.

Храни меня, прищур неумолимый,
в сохранности от всех благополучий,
но обойди твоей опекой жгучей
двух девочек, замаранных малиной.
Еще смеются, рыщут в листьях ягод
и вдруг, как я, глядят с такой же грустью.
 
 
 

Как все, хотела, и поила грудью,
хотела - медом, а вспоила - ядом.
Непоправима и невероятна
в их лицах мета нашего единства.
Уж коль ворона белой уродится,
не дай ей бог, чтоб были воронята.

Белеть - нелепо, а чернеть - не ново,
чернеть - недолго, а белеть - безбрежно.
Все более я пред людьми безгрешна,
все более я пред детьми виновна.
 
( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
 Я в тему "вплела" некоторые стихи Б. А. Ахмадулиной... те, которые -
именно сейчас - мне созвучны.
Так что: читаем внимательно, да?
Спасибо.
 
 
 
 
 
 О, уезжай! Играй, играй
в отъезд. Он нас не разлучает.
Ты - это я. И где же грань,
что нас с тобою различает?
Я сам разлуку затевал,
но в ней я ничего не понял.

Я никогда не забывал
тебя. И о тебе не помнил.
Мне кажется игрой смешной
мое с тобою расставанье.
Ты - это я. Меж мной и мной
не существует расстоянья.
 
 
 

О глупенькая! Рви цветы,
спи сладко иль вставай с постели.
Ты думаешь, что это ты
идешь проспектом Руставели?
А это - я. Мои глаза
ты опускаешь, поднимаешь,
моих знакомых голоса
ты слушаешь и понимаешь...

И лишь одно страшит меня
и угрожает непрестанно:
ты - это я. Ты - это я!
А если бы меня не стало?
 
( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
Да. О романсе.
 Его - закадрово - исполнила В. Пономарёва. 
Ооочень ... - даже торжественно.
 Но я, переслушав массу т.н. каверов этого ромнса ( Валерия, Зара  etc. etc. ) - 
отдаю предпочтение Алсу!
 Чудесное, трогательное исполнение.
 Надломленный - именно драмой и безысходной тоской/печалью - милый голос ...
 Слушаем и мы?
 Любуемся?
 
 
 
 
Кстати, вот текст стихотворения Б. Ахмадулиной " Прощание":


А напоследок я скажу:
прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
к высокой степени безумства.

Как ты любил? Ты пригубил
погибели. Не в этом дело.
Как ты любил? Ты погубил,
но погубил так неумело.
 
 
 

Жестокость промаха... О, нет
тебе прощенья. Живо тело,
и бродит, видит белый свет,
но тело мое опустело.

Работу малую висок
еще вершит. Но пали руки,
и стайкою, наискосок,
уходят запахи и звуки.

 
 
 
 В фильме его , текст,  создатели нескоколько переиначили.
Но...как бы там ни было - слушаем? 
Романс звучит ооочень современно, да? 
 
Ах ... какие строки:
И стайкою наискосок уходят запахи и звуки ...
 


 
«А напоследок я скажу ...  »

Сл.- Б. Ахмадулина.
 Муз.- А. Петров.
 Исп. -  Алсу. 
 
 

 
 
 
Прощай! Прощай! Со лба сотру
воспоминанье: нежный, влажный
сад, углубленный в красоту,
словно в занятье службой важной.

Прощай! Все минет: сад и дом,
двух душ таинственные распри,
и медленный любовный вздох
той жимолости у террасы.

Смотрели, как в огонь костра,-
до сна в глазах, до муки дымной,
и созерцание куста
равнялось чтенью книги дивной.
 
 
 
 

Прощай! Но сколько книг, дерев
нам вверили свою сохранность,
чтоб нашего прощанья гнев
поверг их в смерть и бездыханность.

Прощай! Мы, стало быть, из них,
кто губит души книг и леса.
Претерпим гибель нас двоих
без жалости и интереса.
 
( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
 
 
А напоследок я скажу ...
 

 
 
 
 
А напоследок я скажу ...
 
 

 
 
Прощай , любить не обязуйся.
 
 

 
 
С ума схожу иль восхожу
 

 
 
К высокой степени безумства.


 
 
Как ты любил - ты пригубил погибели,
 

 
 
 
Не в этом дело ... как ты любил ...
 
 
 

 
 
Ты погубил,  но погубил так неумело ...
 

 
 
 
А напоследок я скажу ...
 

 
 
 
Работу малую висок,
 
 
 

 
 
Еще вершит но пали руки.
 
 

 
 
И стайкою наискосок уходят запахи и звуки ...
 


 
 
 
А напоследок я скажу: 
 
 

 
 
- Прощай любить не обязуйся ...
 
 

 
С ума схожу иль восхожу
 
 

 
К высокой степени безумства ...
 

 
 
Так напоследок я скажу ...
 
 
 
 
 
Вот. Такой романс.
 К теме я взяла необыкновенную живопись ( как вы догадались/узрели). 
А современно же романс звучит, да?
 Акварели Шведской  художницы-иллюстратора.
Stina Persson.
 
 
 

 Её называют Королевой акварели (с)
 А ведь и впрям ... чудесные какие работы.
 Это не простые акварельные "кляксы"- разводы ...
Каждый холст - жизненный непростой сюжет на тему:  а напоследок я скажу...
Столько смысла в этих акварельных шедеврах.
Женские лик -  такие .... - не просто печальные, а безысходно - оустошенные...
Чем? Кем?
Стайкою - наискосок ...?
 Столько тоски и невыразимой муки...

 А кстати, один из циклов её работ так и называется : " Edgy"  ... т.е. -     " Край   " /" По краю". .
 
 
 
 
«Stina Persson is an illustrator based in Stockholm, Sweden.
She uses her portfolio with watercolour, cut paper, edgy, photo incorporated, acrylic and ink.
It’s no secret that I am a big fan of watercolour art. I discovered the art of Stina Persson, an illustrator from Sweden who works almost exclusively with watercolours.
 
 
Her work is really inspiring and very refreshing in the digital design world we’re living in. So, I found an very interesting interview with Stina P., from bloggers.
Interview with Stina Persson

Stina’s work has appeared in many publications including Elle, Flaunt, Marie Claire and Travel & Leisure to name just a few. So here’s a sneak preview of what will be at the show if you’re lucky enough to be in New York this spring/summer and a bit of an insight into her creative process:These pieces are portraying a series of Sicilian women you created for the german magazine, Squint and inspired by the names of the Italian South. 
 
So what comes to mind when I think of Sicily is mafia and beauty. It seems to be represented so well with the colors, ornamentation and expressions you’ve used and I was wondering how you model your images. Is it from pictures you study, do you draw using models, or if you could explain your creative process?
 
 
 

- I have both travelled extensively and lived for several years in Italy. For some reason Sicily’s mix of beauty, saints and corruption triggers my imagination. Then a book of Italian names that a friend gave me when I was expecting my first child got that imagination going. Women wearing names like Immacolata, Crocefissa, Annunziata — all southern names, all sweet to the point of sickliness — simply needed to have their portraits painted. When starting on a piece I use picture reference to get structure and pose. But they take on a life of their own almost as soon as the ink touches the paper.
You use use mixed media with your work. If you could in a way take us through that. For instance, the type of paper and paints used in these latest pieces?
 
 
 

- I found a pad of glossy tissue paper the art store and added that to some of the pieces (I use ink for my drawings). I really liked the result and went back to the store to get some more. Of course I had found a pad that had been lying there since the 70s and neither they nor the manufacturer had more. So I had to rethink and really start being creative, I guess. In the end I used all kinds of paper, everything from golden foil to mexican “papel picado” to give these dark girls some color and to add another dimension. And yes, I used parchment cake rounds to create the Sicilian lace head pieces I adore! Creating these collages were almost a sculptural process and something I would like to bring into my commercial work. I’m not sure how much use I will get from the cake rounds though… Some of us, (well probably alot of us readers) look to your work for
inspiration, and with that, where do you find yours?
 
 

 
- Thrift shops, flea markets, travels, foreign supermarkets, my children’s never ending imagination, color, fashion magazines, organic shapes and things found in nature, plastic kitchen utensils from the 60′s and 70′s, movies from the 50′s, 60′s and 70′s, Wong Kar-Wai’s movies, anything Hitchcock, Paul Rand, Reid Miles and his Blue Note covers, Enzo Sellerio (Sicilian photograper), old magazines, Swedish summers in the countryside, garage sales, Tove Jansson and Moomin, Astrid Lindgren’s Pippi Longstocking, fashion photography by Steven Meisel, Ellen von Unwerth, Paolo Roversi to name a few, Japan, the Italian language, good food and red wine with my husband and friends while listening to Keren Ann, Jorge Ben, Feist and Nouvelle Vague.  »
 
 
 
 
 
Да не услышишь ты,
да не сорвется
упрек мой опрометчивый,
когда
уродливое населит сиротство
глаза мои, как два пустых гнезда.

Все прочь лететь - о, птичий долг проклятый!
Та птица, что здесь некогда жила,
исполнила его, - так пусть прохладой
потешит заскучавшие крыла.
Но без тебя - что делать мне со мною?
 
 
 
 

Чем приукрасить эту пустоту?
Вперяю я, как зеркало ночное,
серебряные очи в темноту.
Любимых книг целебны переплеты,
здесь я хитрей, и я проникну к ним -
чтоб их найти пустыми. В переплеты
взвились с тобою души-этих книг.

Ну, что же, в милосердии обманном
на память мне де оброни пера.
Все кончено! Но с пятнышком туманным
стоит бокал - ты из него пила.
Все кончено! Но в скважине замочной
свеж след ключа. И много лет спустя
я буду слушать голос твой замолкший,
как раковину слушает дитя.
 
 
 
 

Прощай же! Я с злорадством затаенным
твой бледный лоб я вижу за стеклом,
и красит его красным и зеленым
навстречу пробегающим огнем.
И в высь колен твое несется платье,
и встречный ветер бьет, и в пустырях
твоя фигура, как фигура Плача,
сияет в ослепительных дверях.

Проводники флажками осеняют
твой поезд, как иные поезда,
и долог путь, и в вышине зияют
глаза мои, как два пустых гнезда.
 
( Б. Ахмадулина )
 
 
 
 
Бог памяти, бог забыванья!
Ожог вчерашнего пыланья
залечен алчностью слепою.

И та, чьего лица не помню,
была ль, покуда не ушла?
Но все надеется душа,
зияя ящиком Пандоры,
на повторенья и повторы.
 
( Б. Ахмадулина )
 
 

4 comments:

Anonymous said...

Забежала к Вам перед сном ...
Чудо-чудное ...эти акварели и романс любимый ...но все-же в первоначальном исполнении мне ближе ...и стихи Ахмадулиной - вот эти ..."Чем приукрасить эту пустоту..." ...почему-то напомнили Шекспира...сонеты....Люблю сонеты Шекспира на музыку Таривердиева в его собственном исполнении...вдруг вспомнилось...
Спасибо Вам!
Ирина

Трень-Брень said...

Здравствуйте, Ирина. Спасибо Вам за комментарий.

Отрадно, что романс любим ( а кем - нет?)
Ну...В. Пономарёва - да. "Первооткрывательница".

И акварель...- как же здорово, что Вам глянулась(с). :)

ТСН said...

И снова - здравствуйте, Трень-Брень!
Вы же просили больше рисунки комментировать? Может, я не прав, но мне эти рисунки напомнили Битловскую "Жёлтую подводную лодку". Вот такая имхо.

Трень-Брень said...

The Beatles - Yellow Submarine ? Да? Странные ассоциации с этим мультиком и напевами Beatles. Но - принимаю, как данность - Вашу фантазию.