Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« По дороге мы идём по разным сторонам и не можем её перейти ... »

Monday, May 2, 2011



День-деньской я с тобой, за тобой,
Будто только одна забота,
Будто выследил главное что-то —
То, что снимет тоску как рукой.
Это глупо — ведь кто я такой?
Ждать меня — никакого резона,
Тебе нужен другой и покой,
А со мной — неспокойно, бессонно.
Сколько лет ходу нет — в чём секрет?
Может, я невезучий? Не знаю!
Как бродяга, гуляю по маю,
И прохода мне нет от примет.
Может быть, наложили запрет?
Я на каждом шагу спотыкаюсь:
Видно, сколько шагов — столько бед.
Вот узнаю, в чём дело, — покаюсь. 

( В.С. Высоцкий. 1967.) 




Дорога сломала степь напополам,
И неясно — где конец пути.
По дороге мы идём по разным сторонам
И не можем её перейти.
Сколько зим этот путь продлится?
Кто-то должен рискнуть, решиться!
Надо нам поговорить — перекрёсток недалёк.
Перейди, если мне невдомёк.
Дорога, дорога поперёк земли —
Поперёк судьбы глубокий след.
Многие уже себе попутчиков нашли
Ненадолго, а спутников — нет.
Промелькнёт, как беда, ухмылка,
Разведёт навсегда развилка...
Где же нужные слова, кто же первый их найдёт?
Я опять прозевал переход.
Река! Избавленье послано двоим,
Стоит только руку протянуть...
Но опять, опять на разных палубах стоим,
Подскажите же нам что-нибудь!
Волжский ветер, хмельной и вязкий,
Шепчет в уши одной подсказкой:
"Время мало, торопись и не жди конца пути".
Кто же первый рискнёт перейти?

( В.С. Высоцкий.1973. )




Как всё, как это было:
И в кулисах, и у вокзала
Ты, как будто бы банное мыло,
Устранялась и ускользала.
Перепутаны все мои думы
И замотаны паутиной.
Лезу я, словно нищие в сумы,
За полтиной и за рутиной.
Ох вы, думушки, ох, мыслишки,
Ох вы, кумушки и невесты!
Не везло нам с тобой и в наслышках,
Не поверилось — экий бес ты!
Только вербы и льны, только бани,
Только светлые дни или луны...
Есть прибежище твоё, Таня,
Так пропойте ей аллилуйю.
Так пропойтесь ей, злые песни,
Отзвучите ей, все кантаты!
Гимны добрые или вести,
Чаще в голову лезьте для Таты.

( В.С. Высоцкий. 1971. )



Сегодня - следующая,  а вернее - вторая ироничная  песня 
В. С. Высоцкого.
 Послушаем?  
Погрустим, читая великолепные стихи?
Улыбнёмся - с тихой грустью?

«Два письма»
« Письмо с сельхозвыставки »

 Письмо второе  -
« Не пиши мне про любовь — не поверю я ....!»

Сл. - В. Высоцкий.
 Муз.- В. Высоцкий.
 Исп. -  В. Высоцкий.





Красное, зелёное,
жёлтое, лиловое,
Самое красивое — а на твои бока!
А если что дешёвое,
то — новое, фартовое,
А ты мне — только водку, ну и реже — коньяка.
Бабу ненасытную,
стерву неприкрытую,
Сколько раз я спрашивал: "Хватит ли, мой свет?"
А ты — всегда испитая,
здоровая, небитая —
Давала мене водку и кричала: "Ещё нет!"
На тебя, отраву, деньги
словно с неба сыпались
Крупными купюрами, "займом золотым",
Но однажды всыпались,
и, сколько мы ни рыпались, —
Всё прошло-исчезло, словно с яблонь белый дым.
А бог с тобой, с проклятою,
с твоею верной клятвою
О том, что будешь ждать меня ты долгие года,
А ну тебя, патлатую,
тебя саму и мать твою!
Живи себе как хочешь — я уехал навсегда!

( В.С. Высоцкий. 1961. ) 



Не пиши мне про любовь — не поверю я: 
Мне вот тут уже дела твои прошлые.
Слушай лучше: тут — с лавсаном материя,
Если хочешь, я куплю — вещь хорошая.




Водки я пока не пью — ну ни стопочки!
Экономлю и не ем даже супу я,
Потому что я куплю тебе кофточку,
Потому что я люблю тебя, глупая.
 




Был в балете — мужики девок лапают.
 Девки — все как на подбор, ё-моё — в белых тапочках.
Вот пишу, а слёзы душат и капают:
Не давай себя хватать, моя лапочка!




 



Наш бугай — один из первых на выставке.
 А сперва кричали — будто бракованный,
Но очухались — и вот дали приз таки:
Весь в медалях он лежит запакованный.



 



Председателю скажи: пусть избу мою
Кроет нынче же и пусть травку выкосят.
 А не то я тёлок крыть — и не подумаю:
Рекордсмена портить мне — на-кось, выкуси!



 



И пусть починят наш амбар — ведь не гнить зерну!
А будет Пашка приставать — с им как с предателем!
 С агрономом не гуляй — ноги выдерну,
Можешь раза два пройтить с председателем.



 



До свидания, я — в ГУМ, за покупками.
ГУМ — это вроде наш лабаз, но — со стёклами...
 Ведь ты мне можешь надоесть с полушубками,
В сером платьице с узорами блёклыми.





 

Да... Тут стоит культурный парк по-над речкою,
В ём гуляю и плюю только в урны я.





 Но ты, конечно, не поймёшь там, за печкою,
Потому ты темнота некультурная.


( В.С. Высоцкий. 1967.)




На сей раз я взяла к теме живопись ... ироничную,  не такую...кхм....- на грани скоморошничества и  злости...
Ну, как хлёстко - у Василия Шульженко.

  Решила несколько смягчить восприятие  песен В.С. Высоцкого. И стихов.
 Всё же... написано всё   очень добродушно ( и исполнялось), 
но кааакая же горечь звучит и в стихах,  и в напевах, да?





 Ну... вот и рeшила несколько сгладить первоначальное
( от первой темы) впечатление.
 Что ж грустить?
Весна же. В самом почти разгаре!
 Май!
И - ... маета ...

 Итак. 
Живопись Русского художника - Александрa Калугинa.
 Живописца, как он сам себя называет - ирониста.
Правда, добрые полотна? 




«Александр Калугин родился 10 июня 1949 года в Эстонии. С 1954 года живет и работает в Москве. В 1965-67 годах учился в студии  опального    в то  время художника Владимира Вейсберга, а в 1970-71 " в мастерской  Бориса    Козлова. Впервые начал выставляться в 1972 году в США,   затем          последовали выставки в Швейцарии, Англии, Франции,  Голландии, Австрии, Италии,  а    в Советском Союзе в эти годы выставлялся    только    на   квартирных   или неформальных выставках:  в    Измайловском    парке      и          павильоне "Культуры" на ВДНХ.   Первая персональная выставка на родине состоялась только      в 1993 году в галерее "Moscow Fine Art".

     Художник  создал авторскую  индивидуальную мифологию, в    которой     оригинально смешиваются     прошлое     и     настоящее,     модернизм   и     архаика,  неопримитивистские тенденции и ироничная деформация.

     Сказочные,    философские,     фантасмагоричные         картины-притчи Александра Калугина чем-то напоминают коллажи.   Многослойность его пластических мифологий интригует своей особой   силой,     многозначной фрагментарностью, вызывая желание собрать воедино кусочки мозаики и добраться до их тайного смысла.  Разорванные уровни    Бытия    как    бы прорастают друг через друга, оставляя    место    неопределенности.      Его персонажи фантомны и реальны.  Художник путешествует в "зазеркалье" причудливых вымыслов, впускает в свои картины   мифологизированное прошлое, стирает грани между житейским и чудесным,   что говорит о его неоромантических ориентациях.   





Здесь  задействованы   и  фольклорный гротеск    русских  лубочных  картинок,   и    ироничные     фантасмагории Иеронима       Босха,        пропущенные       через      колдовскую        призму неосюрреалистической "алхимии образов",  и    введенные   в    контексты сугубо личностного мифотворчества художника.   Различные   смысловые фрагменты, уровни, планы, срезы его искусства,  мерцая, проступают друг через друга, накладываются, взаимопросвечиваются,   порождают  новые контексты.

      В 1996 и 1998 годах в университетах   и     колледжах     США Калугин читал лекции по искусству   и    преподавал  студентам  технику офорта, а также работал над своим проектом   по   созданию карт городов.

     Графическая работа Калугина,    выполненная   в   офорте   "Полет          в монастырь", опубликована   на  обложке двух американских  изданий  романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита".  Несколько  работ   Калугина стали иллюстрациями к книге американского журналиста Ника Данилова, работавшего в Москве в 1985 году,  и  издавшего   впоследствии   книгу    "Две жизни " одна России".         Более двадцати работ Калугина находятся в американском  музее  Современного   искусства "Zimmerli", штат Нью-Джерси.  

     Самая   большая     коллекция       ранних произведений Александра  Калугина находится в музее    Гриннелл    Колледжа,  штата Айова, США. Работы Калугина находятся  также в крупнейших частных  коллекциях        Российского и зарубежного искусства  XX века Георгия Костаки, Леонида Талочкина, Евгения Нутовича, а также   во   многих государственных и  частных  собраниях  США и Европы. В   1998 году на Международном фестивале современного искусства, проходившим во Флориде в США, Калугин получил  Первую   и     Вторую премии в конкурсе на лучшие графику и живопись. 



 

             С 1990 года Калугин сотрудничает со швейцарской графической   галереей    "Контраст",  а   также  является      членом    Международного центра фантастического искусства в "Шато Грюйере" в     Швейцарии.

              В 2002 году Александр Калугин работал в кино. Он создал серию графических работ для одноименного телевизионного фильма по роману Бориса Акунина "Азазель". » 





Что же ты, зараза, бровь себе подбрила,
Для чего надела, понял, синий свой берет!
И куда ты, стерьва, лыжи навострила —
От меня не скроешь ты в наш клуб второй билет!

Знаешь ты, что я души в тебе не чаю,
Что для тебя готов я днём и ночью воровать,
Но в последне время чтой-то замечаю,
Что ты стала мене слишком часто изменять.
Если это Колька или даже Славка —
Супротив товарищев не стану возражать,
Но если это Витька с Первой Перьяславки —
Я ж те ноги обломаю, в бога душу мать!
Рыжая шалава, от тебя не скрою:
Если ты и дальше будешь свой берет носить —
Я тебя не трону, а в душе зарою
И прикажу залить цементом, чтобы не разрыть.
А настанет лето — ты ещё вернёшься,
Ну а я себе такую бабу отхвачу,
Что тогда ты, стервь, от зависти загнёшься,
Скажешь мне: "Прости!" — а я плевать не захочу!


( В.С. Высоцкий. 1961. ) 




Красивых любят чаще и прилежней,
Весёлых любят меньше, но быстрей,
И молчаливых любят, только реже,
Зато уж если любят, то сильней.
Не кричи нежных слов, не кричи,
До поры подержи их в неволе.
Пусть кричат пароходы в ночи,
Ну а ты — промолчи, помолчи,
Поспешишь — и ищи ветра в поле.
Она читает грустные романы.
Ну, пусть сравнит, и ты доверься ей.
Ведь появились чёрные тюльпаны,
Чтобы казались белые белей.
Не кричи нежных слов, не кричи,
До поры подержи их в неволе.
Пусть поэты кричат и грачи,
Ну а ты — помолчи, промолчи,
Поспешишь — и ищи ветра в поле.
Слова бегут, им тесно — ну и что же!
Ты никогда не бойся опоздать.
Их много — слов, но всё же, если можешь,
Скажи, когда не можешь не сказать.
Но не кричи этих слов, не кричи,
До поры подержи их в неволе.
Пусть кричат пароходы в ночи.
Замолчи, промолчи, помолчи,
Поспешишь — и ищи ветра в поле. 

( В.С. Высоцкий. 1968 . )


1 comments:

ТСН said...

"...Волжский ветер, хмельной и вязкий..."