Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Она на пальчиках привстала и подарила губы мне ... »

пятница, 18 февраля 2011 г.




Земля любит Солнце за то,
Что Солнце горит и смеется.
А Солнце за то любит Землю,
Что плачет и мерзнет она.
Не сблизиться им никогда,
Они и далеки, и близки;
Пока не остынет светило,
Живет и страдает Земля.




Хотя у них общего нет,
Не могут прожить друг без друга:
Земля для того и живет ведь,
Чтоб только на Солнце смотреть.



Оно для нее — идеал,
Любимая, вечная греза;
А Солнце живет для того лишь,
Чтоб Землю холодную греть.



Они неизменны в любви,
И, если не видятся долго,
Виною — нелепые тучи,
Которые их разлучают, —
Разлука рождает тоску,
И Солнце томится и страждет,
И жаждет скорее свиданья
С далекой, но милой Землей.




Влюбленные видятся днем,
Встречаясь всегда на рассвете;
Но к часу вечернему Солнце
Улыбно уходит домой.
А если б оно не ушло
В урочное время — от жара
Земля бы блаженно зачахла,
И было б виновно оно.




А если б оно не ушло
Три дня и три долгие ночи,
Земля бы сама запылала
И ярче, чем Солнце само!
Тогда бы погибла любовь! —
Когда бы увидело Солнце,
Что больше Земля не тоскует...
 


Пускай бы погибла любовь!
Тогда бы погибла мечта! —
Когда бы увидело Солнце
Веселой и радостной Землю...

Пускай бы погибла мечта!
В своей всепобедной любви
Светило готово на жертву —
Отдать и сиянье, и пламя
Для блага, для счастья Земли.



Не хочет, боится Земля
Сравняться с прекрасным светилом:
Кому же тогда ей молиться?
Кого же тогда ей любить?




Страданье — природы закон...
Нет равной любви на планете...
— Тебя я люблю за бессилье,
Ты любишь за силу меня!

( Игорь Северянин. « Земля и солнце
Вселенская поэма » Февраль 1911 )




А сегодня песня, которую - без сомнения - знают, помнят и любят, если не вcе, то - многие.

*слегка поразмыслив*

Я б могла сейчас долго и пространно рассуждать об Алово-Наумовском фильме 
"Тегеран-43", об истории создания этой песни. 
Но обо всём этом вы можете вычитать на любом виртуальном перекрёстке.



«Этот голос, который, кажется, стоит на грани катастрофы и в любое время может охрипнуть и смолкнуть, величавый голос страдающего одышкой, но мужественно покоряющего вершину альпиниста, глухой и растерзанный голос раненой птицы, роняющей на сцену вместе с перьями дивные песни любви, этот извивающийся в агонии страдивариус, этот голос кажущегося потухшим вулкана, который изливает слова скорее сердцу, нежели для слуха… слышен во всем мире» (Ив Салг).

Великий Шансонье! 
Армянин/Француз  Шарль Азнавур/Charles Aznavour.




« Charles Aznavour, (born Shahnour Vaghenag Aznavourian Armenian: Շահնուր Վաղինակ Ազնավուրյան, May 22, 1924, Paris) is a Armenian-French singer, songwriter, actor, public activist and diplomat. Besides being one of France's most popular and enduring singers, he is also one of the best-known singers in the world. Aznavour is known for his characteristic short figure and unique tenor voice; clear and ringing in its upper reaches, with gravelly and profound low notes. »

 


« Шарль Азнавур (фр. Charles Aznavour, арм. Շառլ Ազնավուր; род. 22 мая 1924 года в Париже) — французский шансонье и актёр армянского происхождения.  Азнавур признан лучшим эстрадным исполнителем XX века.» 




Текст к песне - стихи - написаны Азнавуром-Поэтом.

«  Каждое его стихотворение – целый рассказ, в котором он воспевает любовь такой, какой её чувствует. И именно эти слова, простые и душевные, помогают ему достучаться до сердец людей, что позволяет быть Азнавуру любимым публикой везде,
где его знают или где он выступает. Наверное, нет ни одного француза, не знакомого с творчеством Шарля Азнавура, равно как и ни одного армянина, не считающего 
его символом своей страны. » 




Музыка к проникновенным Азнавуровским  стихотворным строкам 
написана композитором Жоржем Гарваренцем/Georges Garvarentz.

«  Композитор Жорж Гарваренц (Жорж Диран Гарваренц; Georges Garvarentz; псевдоним – Жорж Диран Вем), хоть и родился в Греции, но также армянского происхождения: его отец Геворк Гарваренц был армянским поэтом. Однажды замеченный Азнавуром и отмеченный его вниманием к своей музыке, Жорж стал не только другом на всю жизнь, но также и мужем сестры Шарля – Аиды Азнавурян-Гарваренц. Гарваренц стал автором музыки к более чем 150 фильмам, а также многих мелодий на тексты Азнавура. » 

 

« Georges Garvarentz (1 April 1932 - 19 March 1993) is an Armenian-French composer, noted for his music for Charles Aznavour's songs. » 


« Оригинальнейшая версия была спета Азнавуром и Мирей Матье на французском языке. 
Шарль Азнавур также исполнял песню самостоятельно — как на французском, так и на русском языке. Французская версия прозвучала в фильме «Тегеран-43».» 



Дуэт Шарля Азнавура и Мирей Матье - беподобен!



«  Mireille Mathieu  (born July 22, 1946) is a French chanteuse, and pop singer. Hailed in the French press as the successor to Édith Piaf, she has achieved great commercial success, recording over 1200 songs in nine different languages, with more than 120 million records sold worldwide. »

« Мирей Матьё (фр. Mireille Mathieu; 22 июля 1946, Авиньон) — французская певица. » 


Да,  на любом виртуальном перекрёстке вы вычитаете, что автор русского текста к песне - Наталья Кончаловская.
Да-да. Та самая - знаменитая Кончаловская. Наталья Петровна.



( Картина  Петра Кончаловского «Портрет дочери в розовом платье» (1925) — Наталья Кончаловская, поэтесса, впоследствии жена Сергея Михалкова, мать двух его сыновей.)

«Наталья Петровна Кончаловская (18 января 1903 — 12 октября 1988) — русская советская детская писательница, поэтесса и переводчица.»




Вечная любовь — верны мы были ей
Но время — зло для памяти моей
Чем больше дней,
Глубже рана в ней
Все слова любви в измученных сердцах
Слились в одно преданье без конца,
Как поцелуй,
И всё тянется давно

Я уйти не мог, прощаясь навсегда
Но видит Бог, надеясь, жду, когда
Увижу вновь
Эту мою любовь
И дам я клятву вновь



Вечная любовь всесильной быть должна,
Где путь один: сквозь ад ведет она
Минуя мрак и туман… туман… обман

Вечная любовь — верны мы были ей
Но время — зло для памяти моей
Чем больше дней,
Глубже рана в ней
Все слова любви — безумный крик сердец
Слова тревог и слёзы наконец
Приют для всех
Уже прожитых утех



Зорька рассветёт и в сумраке ночном
Умрёт, уйдёт, но оживёт потом
И всё вернёт блаженный летний зной
Извечный летний зной

Вечная любовь… живу, чтобы любить
До слепоты и до последних дней
Одна лишь ты,
Жить, любя
Одну тебя
Навсегда


На мой вкус ....
( но я  совершенно не знаю французского языка, могу лишь 
бесконечно слушать напевную его картавую мелодику...)
Верю снова - всем виртуальным перекрёсткам.
Пишут, что , мол -

«Существует ещё как минимум один приличный и более достоверный перевод песни. 
Вот что пишет Александр Солин

«…Со словами же песни, написанными самим Азнавуром, большинство из нас знакомы в той версии, в которой ее исполняют наши эстрадные певцы, и которая, по моему мнению, далека от намерений самого автора. Я хотел бы предложить свой перевод, в котором я постарался максимально приблизиться (в ущерб другим элементам, к сожалению) к оригиналу. 
Лично для меня этот опыт оказался весьма поучительным, так как я
обнаружил, что песня вовсе не является, как это у нас принято считать, гимном большой и светлой любви (хотя это не мешает ей быть выдающимся произведением в жанре chanson d'amour), и где персонажи песни, испытавшие потери на любовном фронте,

пытаются их осознать…»»



Мне так кажется, что стихотворный текст Н. Кончаловской повествуeт
именно о  вечной любви ...
А впрочем, то был весьма вольный поэтический перевод.
А стихи А. Солина - отражают другой смысл - буквальный -
« Une Vie D’Amour » - « Жизнь в любви » 

Так что в нашей теме  рядом со стихами - на французском -  Азнавура - будут строки 
Александра Солина.




Я почему-то безоговорочно ему ( переводчику-пoэту Сорину) поверила. 
Песня звучит так трагично!
Так щемяще!
Так безысходно!
Ясно же - не просто о великой вечной любви в ней поётся,
а о чём-то совершенно немыслимо сокровенном!





Как пишут , опять-таки , на каждом виртуальном перекрёстке:

«   Песня «Une vie d'amour», она же "Вечная любовь", без сомнения принадлежит к тем музыкальным шедеврам, к которым хочется прикасаться как можно чаще, которые волнуют и заставляют сопереживать, задевая самые чувствительные струны души.»

Прикаснёмся и мы? 
Послушаем?  Посопереживаем?
Ну и - налюбуемся - вволю?

« Une Vie D’Amour » / « Вечная любовь » 



Une vie d'amour
Que l'on s'était jurée
Et que le temps a désarticulée

Вместе быть всегда
Друг другу дали слово, но года
Безжалостны к любви,




Jour après jour
Blesse mes pensées
Tant des mots d'amour

Что нам дана.
Боль несет она
Сколько слов любви




En nos coeurs étouffés
Dans un sanglot l'espace d'un baiser
Sont restés sourds

Сквозь слезы на губах
Прорваться не смогли, но живы
В сердце до сих пор




À tout, mais n'ont rien changé
Car un au revoir
Ne peut être un adieu

Как твой немой укор
Быть с тобой пока
Не скажешь мне «прощай»



Et fou d'espoir
Je m'en remets à Dieu
Pour te revoir

Моей судьбе надежду обещай
Иду к тебе
Чтобы тебе сказать
Слова той клятвы вновь




Et te parler encore
Et te jurer encore 
Une vie d'amour
Remplie de rires clairs
Un seul chemin

Вечная любовь
В счастливом смехе дней
Одна ведет




Déchirant nos enfers
Allant plus loin 
Que la nuit
La nuit des nuits

Сквозь призраки ночей
И дальше, чем
Эта ночь,
Ночь всех ночей




Une vie d'amour
Que l'on s'était jurée
Et que le temps a désarticulée

Жизнь прожить в любви
Однажды поклялись друг другу мы,
Но не смогли спасти




Jour après jour
Blesse mes pensées
Tant des mots d'amour

От черных дней
Память той весны
Сколько слов любви





Que nos coeurs ont criés
De mots tremblés, de larmes soulignées

Кричали нам сердца,
Призывных слов, дрожащих, как слеза




Dernière cours
De joies désharmonisées

Последний зов
Ее радостей былых




Des aubes en fleurs
Aux crépuscules gris
Tout va, tout meurt

Алый свет зари
И сумрак серый – все
Пройдет, умрет, но пламя оживет




Mais la flamme survit
Dans la chaleur

Среди жары
Что дарит летний день
Бессмертный летний день




D'un immortel été
D'un éternel été

Une vie d'amour
Une vie pour s'aimer

Вечная любовь —
Любить до слепоты




Aveuglément
Jusqu'au souffle dernier

Друг друга вновь
И до последних дней





Bon an mal an
Mon amour
T'aimer encore

Есть только ты,
Mon amour,
Лишь ты и я




Et toujours

Навсегда ...




Прекрасная песня! Любимая.
 А в общем-то - на создание этой темы меня натолкнула любимая поэзия 
Игоря Северянина.
 ( Лотарев Игорь Васильевич; 1887-1941)


 Сегодня перечитывала дИвные его эгофутуристические стихи! 

Она на пальчиках привстала
И подарила губы мне,
Я целовал ее устало
В сырой осенней тишине.
И слезы капали беззвучно
В сырой осенней тишине.
Гас скучный день — и было скучно,
Как все, что только не во сне.

( 1909 )




В этих напевных, звучных,  невероятно лёгких  (как известно, Северянин не декламировал, а пел на "поэзоконцертах" свои стихи) безусловно нежных, затейливых строках , поражающих - к тому же - отзвуками современности, обилием несравненных образов  и новым словотворчеством - эдаким пристальным взором в будущее - 
столько свежести, смелости и  гармонии.

 Почему-то сразу же вспомнилась нежная удивительная эта песня -- 
« Une Vie D’Amour ».



А следом - в воображении возникли причудливые, очень красочные, смелые, наполненные  восхитительными смысловыми загадками - великолепные полотна Русского художника Владимира Куша/Vladimir Kush.
Обожаю его живопись. 
Друзья мои - вглядитесь  в полотна.

В фантазийных  сюжетах столько Любви!
Он и Она. Везде и всюду!
В бутонах соцветьев, в рассветах и закатах, в листиках и фруктовых плодах etc. , пронизанные солнцем и ветром!
До чего восхитителен этот живописный, причудливый  вояж 
-- A Metaphorical voyage!

Это же художественный, сюрреалистичный - сверхреалистичный - метафорический  -  
Гимн Любви! 
« Une Vie D’Amour » -  « Вечной любви ».


« Vladimir Kush was born in 1965, in a small one-story wooden house on the northern edge of Moscow. Kush was a prodigy, showing artistic ability since he was three or four-years-old.

At the age of seven, concurrent with general education, Vladimir began to attend art school until the late evening. He became acquainted with the works of great artists of the Renaissance, famous Impressionists, and Modern artists. Here he was fortunate to have teachers who did not attempt to squeeze him into the “Procrustean Bed†of academism, but rather, encouraged freedom of creativity.

Among Vladimir’s youthful passions that later became vital in his symbolic representation of the world was his unfailing love for flowers. The juvenile years of the painter took place within the 1970’s and 1980’s, and he could only dream of journeys to exotic lands through the tropical plants that he grew on his windowsill.

Vladimir Kush entered the Moscow Higher Art and Craft School at age 17, but a year later he was drafted. After six months of military training the unit commander thought it more appropriate to employ him exclusively for peaceful purposes, namely, painting propagandistic posters.

In the year 1987, Vladimir began to take part in exhibitions organized by the Union of Artists. At a show in Coburg, Germany in 1990, nearly all his displayed paintings sold and after closing the exhibition, he parted ways with the two other Russian artists that had accompanied him. He flew to Los Angeles where 20 of his works were exhibited and began his “American Odyssey.â€

 


In Los Angeles Kush earned money by drawing portraits on the Santa Monica pier. Going home was not an option for this artist. Instead, he spent his savings on a ticket to his “Promised Land,†Hawaii. In Hawaii, Vladimir discovered the world he had dreamed of since childhood when he painted his first oil painting of a tsunami wave falling on Hawaiian shores. The needle of his compass had always been directed south. It was here that the artist elaborated his color palette to encompass the vibrant hues of the islands and here that Vladimir formed his inimitable style, his method and his language … Metaphorical Realism.

In 2001 Kush opened his first gallery, Kush Fine Art in Lahaina, Hawaii. In addition, he now has locations in New York, Las Vegas and Laguna Beach, California where admirers visit from all corners of the earth. »

 


« Владимир Куш родился и вырос в Москве, в России. Его отец Олег, математик с художественными склонностями, поощрял природный талант сына в раннем возрасте. Он также старался обеспечить своего сына книгами романтических путешествий труднодоступных ( а временами запрещенных) авторов, таких как Жюль Верн, Джек Лондон и Герман Мелвилл, в надежде, что его ум будет путешествовать за пределами серого мира, который окружал его.
В возрасте семи лет Куш начал свое официальное обучение, которое привело его  в Московский Художественный институт, где он дальше развил владение теорией цвета, композицией, маслом и художественными техниками всякого рода. Заведение это продвигало то, что можно назвать сезанновским методом, и хотя Владимир быстро овладел им, но затем оставил его, потому что форма терялась в цвете , и эмоция брала верх там, где он 
чувствовал правильнее было бы бродить интеллекту. 

 


После обязательной службы в Русской Армии, где он большей частью был занят расписыванием огромных панно и портретами генералов, он короткое время преподавал в альма матер, но обнаружил, что может зарабатывать больше денег ( и иметь достаточно времени разрабатывать свой новый формирующийся стиль) рисованием портретов на улицах. Там он и установил отношения с работниками американского посольства, которые помогли облегчить его переселение в США, после того как успешная выставка в Германии в 1990-м привела его в Лос-Анджелес, a с течением времени на Гаваи -  его нынешний дом.» 




Любить пленительно одну и ту же,
В полузабвении молить: «Приди!
Пригубь уста мои, пригубь и туже
Озера страсти запруди!»




И бронзой верности грудь скандалив,
Ручьиться шелестно в извивах душ;
И сочным вечером, когда он палев,
Быть каждой женщине, как муж.



Сметь смело чувствовать и труд пчелиный
Светло опринципить в своем уме;
То — сок из ландыша, то — из малины
И в поцелуе, и в письме...




Пускай же милая твоя не тужит
И не устраивает слезоем:
Любить единственно, одну и ту же, —
Не надо вечно быть вдвоем!

( Июль 1912.
Игорь Северянин )