Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

«Тускнеют угли. В полумраке прозрачный вьется огонёк ... »

понедельник, 7 февраля 2011 г.



       
Тускнеют угли. В полумраке
        Прозрачный вьется огонек.
        Так плещет на багряном маке
        Крылом лазурным мотылек.




        Видений пестрых вереница
        Влечет, усталый теша взгляд,
        И неразгаданные лица
        Из пепла серого глядят.

       


Встает ласкательно и дружно,
        Былое счастье и печаль,
        И лжет душа, что ей не нужно
        Всего, чего глубоко жаль.

      ( А.Фет.  1856. )

Сегодня - 7 февраля - особенный вечер. Февральский.
Зябкий. Стало немножечко грустно.




 *помолчала*

 А знаете, я тут  разбирала книжные( ха-ха!) завалы, и отыскала сборник  :"Русские песни и романсы". В мягком, если  помните, переплёте из серии: "Классика и современники". Надо же - реликт. Сохранился.
 И вычитала чУдный совершенно романс.
Зачиталась.



=============


   «Гарин (Гарфильд) Сергей Александрович (1873 – 1927), прозаик, поэт,  драматург, публицист.
        Родился в обрусевшей шотландской семье.  Мать настояла на получении образования в духовном училище  и семинарии (1887 – 1890). Ушел из дома.  Матросом побывал в разных странах. Окончил Петербургское мореходное  училище. Примкнул к революционному движению.   Был  сослан в Архангельскую губернию.   Печататься начал с 1895 г.  В 1901 г. вышел  сборник стихов и рассказов «Из песен земли и моря». Автор романа «У дальнего моря» (1912). Пьесы «Пески сыпучие» (1912), «Моряки» (1914) подвергались усиленной цензуре.  





13-16 ноября 1918 года  вместе с С.Есениным принимал участие в работе первого Всероссийского съезда советских журналистов. В 1920 году был  главным комиссаром  морских сил Дальневосточной республики. В 1922 году  переехал в Петроград, работал заместителем ответственного редактора «Красной газеты».  Дружил с Г.Устиновым, встречался с С.Есениным.    По воспоминаниям Н.М.Гариной,      26-27 декабря 1925 г.  
у  них  в гостях были  С.Есенин и Г.Устинов.»


Подробнее - здесь.





 Пошла в поиск. Нашла - в бесподобном исполнении В. Агафонова.





В исполнении Е. Смоляниновой - любимой - не нашла. 
Нашла в исполнении Л. Голубкиной.




  Ну.... Всё же ...любо в Агафоновском проникновенном звучании.

 Погрустим - " У камина"?




«У КАМИНА»

Музыка -  Я. Пригожего.
Слова  - С. Гарина.

Ты сидишь молчаливо и смотришь с тоской,
Как печально камин догорает,
Как в нем яркое пламя то вспыхнет порой,
То бессильно опять угасает.




Ты грустишь всё о чем? Не о прошлых ли днях,
Полных неги, любви и привета?
Так чего же ты ищешь в сгоревших углях?
О себе не найти в них ответа.





Подожди еще миг, и не будет огней,
Что тебя так ласкали и грели,
И останется груда лишь черных углей,
Что сейчас догореть не успели.





О! поверь, ведь любовь - это тот же камин,
Где сгорают все лучшие грезы.
А погаснет любовь - в сердце холод один,
Впереди же - страданья и слезы.


( 1901 )




А к страничке с чУдным, чарующим этим романсом , к стихам любимых поэтов - у камина - старина изысканная, старинные же живописные полотна одного из самых значительных художников позапрошлого/прошлого столетья - французская академическая живопись - 
Delphin Enjolras.

Чудесно, да? 
Ах, его изнеженные томные прелестные дамы - всегда , почти всегда - у камина! 



«Delphin Enjolras.

(May 13, 1857 – 1945) 

was a French academic painter. 

Enjolras painted portraits, nudes, interiors, and used mostly watercolours, oil and pastels.

He is best known for his intimate portraits of young women performing mundane activities such



as reading or sewing, often by illuminated by lamplight. 



Perhaps his most famous work is the
"Young Woman Reading by a Window"»





Наплывала тень... Догорал камин,
Руки на груди, он стоял один,

Неподвижный взор устремляя вдаль,
Горько говоря про свою печаль:

"Я пробрался в глубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван;

Цепи грозных гор, лес, а иногда
Странные вдали чьи-то города,

И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.

Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.

Древний я отрыл храм из-под песка,
Именем моим названа река.

И в стране озер пять больших племен
Слушались меня, чтили мой закон.





Но теперь я слаб, как во власти сна,
И больна душа, тягостно больна;

Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребенный здесь, в четырех стенах;

Даже блеск ружья, даже плеск волны
Эту цепь порвать ныне не вольны..."

И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его.

( 1911 )
(Николай Гумилев)

2 коммент.:

Татьяна комментирует...

Какой замечательный пост. Я никогда не слышала этот романс,хотя книжку такую тоже храню. Спасибо ВАм.

Трень-Брень комментирует...

Здравствуйте, Татьяна.
И Вам - спасибо. Что разделили со мной любовь к чудесному этому романсу.
А ещё за то, что : книжку такую тоже храню.
:)
Трень-Брень.