Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!...»

суббота, 15 января 2011 г.



Годы двадцатые и тридцатые,
словно кольца пружины сжатые,
словно годичные кольца,
тихо теперь покоятся
где-то во мне,
в глубине.

Строгие годы сороковые,
годы,
воистину
роковые,
сороковые,
мной не забытые,
словно гвозди, в меня забитые,
тихо сегодня живут во мне,
в глубине.





Пятидесятые,
шестидесятые,
словно высоты, недавно взятые,
еще остывшие не вполне,
тихо сегодня живут во мне,
в глубине.

Семидесятые годы идущие,
годы прошедшие,
годы грядущие
больше покуда еще вовне,
но есть уже и во мне.

 



Дальше — словно в тумане судно,
восьмидесятые —
даль в снегу,
и девяностые —
хоть и смутно,
а все же представить еще могу,
Но годы двухтысячные
и дале —
не различимые мною дали —
произношу,
как названья планет,
где никого пока еще нет
и где со временем кто-то будет,
хотя меня уже там не будет.
Их мой век уже не захватывает —
произношу их едва дыша —
год две тысячи —
сердце падает
и замирает душа.


( Юрий Левитанский.1976. )




( "Ю. Левитанский. 1996. "
Картон, тушь, гуашь, темпера. 40х60
Портрет,  художник Илья Клейнер.

И ещё одна песня на великолепные стихи Ю. Левитанского.
 Песня - драма. Песня - исповедь.
Именно так я воспринимаю эту песню( да и стихи...)
в исполнении обожаемого, незабвенного
Жизнь моя – кинематограф - (Э.Колмановский - Ю.Левитанский)
 




 Эту  песню исполняли и исполняют многие.
 Да вот хотя бы -  В. Берковский.



Но в исполнении В. Берковсккого она, песня, получилась такая ...ммм...- оочень -  скорее - лиричная, чем драматичная.
Ну....- Л. М. Гурченко - эдак боевито, дерзновенно её спела.
 
 
Жизнь моя - кинематограф - Л. Гурченко ( Ю.Левитанский)
 
Нет.
Всё - не то.

 
 
А вот   в неповторимом голосе А. Миронова, в неподражаемом его исполнении звучит такой трагизЬм ( даже осмелюсь заметить)  такая драма жизни, что сердце снова, в очередной раз, сделав немыслимый кульбит, с трудом возвращается на место.
Итак.
Слушаем? Сопереживаем?

Кстати. Снова - непонятно.
Вроде как на стихи Ю. Левитанского была Э. Колмановским написана музыка.
Сейчас читаю, мол,  В. Берковский - автор музыки.
Как и в варианте  с песней "Диалог у новогодней ёлки".
Вроде как  композитор  Э. Колмановский, и вдруг пишут - С. Никитин.
Это - как?
 
 
 
*поразмыслив. ещё раз прослушав все варианты песни*

 Да, в общерм-то, В. Берковский сочинил свой вариант  музыки к песне. 
Потому она и звучит иначе.
 Более лирично, более оптимистично, музыкальные фразы сменяют одна другую...
Но нет в  ней, присущего Э. Колмановскому,  драматизЬма, а?

А зато В. Берковский "перенёс" на музыкальную основу весь стихотворный сюжет.

« Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!...»
 
Стихи - Ю. Левитанский.
 Музыка - Э. Колмановский.
 Исп. - А. Миронов.
 
«КИНЕМАТОГРАФ» 
 


Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет.
А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет.
А потом в стене внезапно загорается окно.
Возникает звук рояля. Начинается кино.

 
 
И очнулся, и качнулся, завертелся шар земной.
Ах, механик, ради бога, что ты делаешь со мной!
Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса
заставляет меня плакать и смеяться два часа,
быть участником событий, пить, любить, идти на дно...
Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!

 
 
 
Кем написан был сценарий? Что за странный фантазер
этот равно гениальный и безумный режиссер?
Как свободно он монтирует различные куски
ликованья и отчаянья, веселья и тоски!

 
 
 
Он актеру не прощает плохо сыгранную роль -
будь то комик или трагик, будь то шут или король.
О, как трудно, как прекрасно действующим быть лицом
в этой драме, где всего-то меж началом и концом
два часа, а то и меньше, лишь мгновение одно... 
Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
 
 
 
 
Я не сразу замечаю, как проигрываешь ты
от нехватки ярких красок, от невольной немоты.
Ты кричишь еще беззвучно. Ты берешь меня сперва 
выразительностью жестов, заменяющих слова.
И спешат твои актеры, все бегут они, бегут -
по щекам их белым-белым слезы черные текут.

 
 
 
Я слезам их черным верю, плачу с ними заодно... 
Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Ты накапливаешь опыт и в теченье этих лет,
хоть и медленно, а все же обретаешь звук и цвет.

 
 
 
Звук твой резок в эти годы, слишком грубы голоса.
Слишком красные восходы. Слишком синие глаза.
Слишком черное от крови на руке твоей пятно...
 
 
 
 
Жизнь моя, начальный возраст, детство нашего кино!
А потом придут оттенки, а потом полутона,
то уменье, та свобода, что лишь зрелости дана.


 
 
 
А потом и эта зрелость тоже станет в некий час
детством, первыми шагами тех, что будут после нас
жить, участвовать в событьях, пить, любить, идти на дно...
 
 
 
 
Жизнь моя, мое цветное, панорамное кино!
Я люблю твой свет и сумрак - старый зритель, я готов
занимать любое место в тесноте твоих рядов.
Но в великой этой драме я со всеми наравне
тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне.
 
 
Даже если где-то с краю перед камерой стою,
даже тем, что не играю, я играю роль свою.
И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить,

 
 
где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить,
потому что в этой драме, будь ты шут или король,
дважды роли не играют, только раз играют роль.

 
 
 
И над собственною ролью плачу я и хохочу.
То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу.
То, что видел, с тем, что знаю, помоги связать в одно,
жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!


( Юрий Левитанский )
 
 
 
 
 Гениальные стихи!
Гениальное музыкальное прочтенье/исполненье!

Что - скажете? 
 
 
 
 
А впрочем, все стихи, Поэзия Ю. Д. Левитанского столь пронзительна, столь сокровенна/откровенна, столь- навылет - рАняща, что равных ему нет .
А к стихам, к песне на стихи Ю. Д. Левитанского я неслучайно выбрала
чёрно-белую ( чёрно-белое же кино?)  графику . 
Знаменитую. 
 
 

 
Да, все  изображенья очень всем знакомы,
но тем неменее - это не отменяют их гениальность. 
 
Нидерландский художник. 
Maurits Cornelis Escher.  Мауриц Корнелис Эшер. 



 
Итак. К странице - гениальная графика.
 
Все чёрно-белые графические линии/сюжеты, это как бы - кадры жизни: столько образов, столько лиц...столько событий!
Эдакая своеобразная художественная исповедь на тему
- жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!
 
 
 
 
 
Тем более,  у художника есть цикл работ, которые так и озаглавлены -
" Путь жизни".
 "Метаморфозы"...etc. etc. 
Словом, жизнь - во всём её - чёрно/белом - проявлении...
М-дааа...
Верите? Комок в горле ...от избытка чувств!
 

« Мауриц Корнелис Эшер (нидерл. Maurits Cornelis 
 
 
Escher. ([ˈmʌurɪts kɔrˈneːlɪs ˈɛʃər̥] ; 17 июня 1898(18980617), Леуварден, Нидерланды — 27 марта 1972, Ларен, Нидерланды) — нидерландский художник-график. 
 
Известен прежде всего своими концептуальными литографиями, гравюрами на дереве и металле, 
 
в которых он мастерски исследовал пластические аспекты понятий бесконечности и симметрии,
 
а также особенности психологического восприятия сложных трёхмерных объектов...»
 
« Maurits Cornelis Escher (17 June 1898 – 27 March 1972), usually referred to as M.C. Escher (English pronunciation: /ˈɛʃər/, Dutch: [ˈmʌurɪts kɔrˈneːlɪs ˈɛʃər]  ), 
 
was a Dutch graphic artist. He is known for his often mathematically inspired woodcuts, lithographs, and mezzotints. 
 
These feature impossible constructions, explorations of infinity, architecture, and tessellations.»
 
 
 
А что же будет дальше, что же дальше?
Уже за той чертой, за тем порогом?
А дальше будет фабула иная
и новым завершится эпилогом.

          И, не чураясь фабулы вчерашней,
          пока другая наново творится,
          неповторимость этого мгновенья
          в каком-то новом лике отразится.

 
 
 
И станет совершенно очевидным,
пока торится новая дорога,
что в эпилоге были зерна
и нового начала и пролога.

          И снова будет дождь бродить по саду,
          и будет пахнуть сад светло и важно.
          А будет это с нами иль не с нами -
          по существу, не так уж это важно.

 
 
 
И кто-то вскрикнет: - Нет, не уезжайте!
Я пропаду, пущусь за Вами следом!..
А будет это с нами иль с другими -
в конечном счете, суть уже не в этом.

          И кто-то от обиды задохнется,
          и кто-то от восторга онемеет...
          А будет это с нами или с кем-то -
          в конце концов, значенья не имеет.

( Юрий Левитанский.1977.)