Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Запомни этот миг. И молодой шиповник. »

Saturday, June 19, 2010


"Авось" называется наша шхуна.
Луна на волне, как сухой овёс.
Трави, Муза, пускай худо,
но нашу веру зовут "Авось"!



Запомни этот миг. И молодой шиповник.
И на Твоём плече прививку от него.
Я - вечный Твой поэт и вечный Твой любовник.
И - больше ничего.




Запомни этот мир, пока Ты можешь помнить,
а через тыщу лет и более того
Ты вскрикнешь, и в Тебя царапнется шиповник...
И - больше ничего.

( А. А. Вознесенский. 1975.)




Не ошибусь, утверждая, что не найдётся человек,
кому б была не пaмятна эта рок-опера.
Знаменитая.

« «Юнона» и «Авось» — самая известная рок-опера на российской сцене. Авторы – выдающийся русский композитор
Алексей Рыбников и поэт Андрей Вознесенский.
Премьера рок-оперы «Юнона и Авось» состоялась в 1981 году на сцене Московского театра имени Ленинского комсомола, и вот уже почти 30 лет идёт с неизменным успехом и полным аншлагом. »



Кому-то посчастливилось узреть «Юнонy» и «Авось» на сцене
Московского театра имени Ленинского комсомола - легендарного Ленкома.
Я удосужилась насладиться незабываемым музыкальным действом - ТВспектаклем.
А сейчас и подавно: захочется пересмотреть/послушать -
"листай", хотя бы, тюбики или CD-шки ...



« Андрей Андреевич Вознесенский (12 мая 1933, Москва — 1 июня 2010, Москва) — русский поэт, прозаик, художник, архитектор. Один из самых известных поэтов-шестидесятников.»

«Поэму «Авось!» я начал писать в Ванкувере ...

Понятно, образы героев поэмы и впоследствии написанной оперы не во всем адекватны прототипам. Алексей Рыбников Текст оперы был написан мною в 1977 г. Композитор А. Рыбников написал на ее сюжет музыку, в которой завороженно оркестровал историю России, вечную и нынешнюю. В 1981 г. опера поставлена М. Захаровым в Театре им. Ленинского комсомола.»



« Алексей Львович Рыбников.
Он — автор музыки к фильмам «Красная Шапочка», «Буратино», «Тот самый Мюнхгаузен», «Остров сокровищ» и, наконец, человек, написавший культовые рок-оперы «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Юнона и Авось». Сам композитор рассказывает, что его учитель Арам Хачатурян, всегда говорил: «Любое произведение искусства не должно оставить зрителя равнодушным. И вы можете добиваться этого как угодно — играть на ложках, прыгать вокруг, бить в барабаны. Главное — добиться ответной реакции!» »



Yse cuanto mas pronto partas tu mas
Se acerca nuestra eterna dicha.
Como no quiero que te marches tu como
quiero que te marches pronto.
Oh, tomame, mi amado, contigo.
Yo sere tu vela La tempest d,
Me parece que te estoy perdiendo ...



« Сам Н. Караченцов, игравший графа Резанова на протяжении более 20 лет, признавался, что эта роль - одна из его самых любимых. По словам актера, в этом герое ему нравится "безудержная смелость и вера в силы добра и любви". »



Не придумано истинней мига,
чем раскрытые наугад -
недочитанные, как книга, -
разметавшись, любовники спят.

( А. А. Вознесенский. 1972. )




Не знаю, кому-как, а мне памятны и любимы в спектакле "Юнона и Авось"

- Елена Шанина - в роли Кончиты и Николай Караченцов - в роли графа Резанова.







Blanca agavanza, rosa mas bella
que rosa en el jardin

Trajo el аmante a regia condesa
Blаnca rama sin fin.

Blanca agavanza culpable y bella

sonri(ndo a ella dono



Caeron las hojas cual las estrellas,
y su mantilla cayo......

El precio del amor donde esta?
Pues la vida sera,
Solo sera, sera...




Слушаем? Любуемся?

Музыка - А. Рыбников.
Стихи - А. Вознесенский.


Blanka florado, kampa florado,
Blanka eglanteri’.
Frondon la blankan juna amato
Portis al grafedzin’.



Белый шиповник, дикий шиповник
Краше садовых роз.


Blankan bukedon, kampan bukedon
Ĝoje li donis ŝin.
Falis petaloj fenestrebreten,
Planken ekfalis li.


Белую ветку юный любовник
Графской жене принёс.



Белый шиповник, страсти виновник
Он ей, смеясь, отдал.



Por la am’
Ja sennomitas kost’,
Sed povas, ke en post'
Vivo estos la kost’...




Листья упали на подоконник,

На пол упала шаль.




Для любви не названа цена,
Лишь только - жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна ...



Для любви не названа цена,

Лишь только - жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна ...



Blanka floraro kreskas pro amo,
Menso jam flugas for.
Ĉu vi ne scias, grafon ĉagrenos
Tiu sovaĝa flor’...



Белый шиповник, страсти виновник
Разум отнять готов.



Blanka florado kulpas pri ardo,
Pafo eksonis tuj,
Ruĝa bukedo, sanga bukedo
Falas de morta uj’...



Разве не знаешь, графский садовник,
Против чужих цветов.



Por la am’
Ja sennomitas kost’,
Sed povas, ke en post'
Vivo estos la kost’...


Что ты наделал, милый разбойник?
Выстрел раздался вдруг.



Ili foriris diversetomben
Ĉe la antikva holm’,
Kiel nomiĝis ĉarma junulo
Sciis nur flor’ en ombr’...


Красный от крови, красный шиповник
Выпал из мёртвых рук.



Ties murdinto, pereiginto,
Estas punenda li.
Pro la memoro de tiu amo
Floras eglanteri’...



Для любви не названа цена,
Лишь только - жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна ...



Для любви не названа цена,
Лишь только - жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна ...




Их cхоронили в разных могилах,
Там, где старинный вал.



Как тебя звали, юноша милый,
Только шиповник знал.




Тот, кто убил их, тот, кто шпионил,

Будет наказан тот.




Белый шиповник, вечный шиповник

В память любви цветёт.




Для любви не названа цена,

Лишь только - жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна ...




Для любви не названа цена,

Лишь только - жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна ...



Que bаlаdа hа sido ?

Что это была за баллада?



La he compuesto en el honor tuyo,
Conchita.

Я сочинил её в твою честь,
Кончита.



Oh, que bella poesia!
To Lo agradezco Federico.


0, какие чудесные стихи!
Благодарю тебя за них, Федерико.



Manana ire a ver a tu padre
para pedirte.

Завтра я иду к твоему отцу
просить твоей руки.


Dios santo ! Quanto
he sonado соn este dia !

Святой Боже! Сколько
я мечтала об этом дне!




Que crees ? Nos dara
su bendicion ?

Ты думаешь, он даст нам
свое благословение?


Mi padre me adora y
estoy segura que nо se
pondra en contra.
Hasta manana, аmоr!

Мой отец безумно любит меня,
я уверена, он не будет
противиться.
До завтра, любовь моя!




Hasta pronto, Conchi.

До скорого свидания, Кончи!



Мой давний бред.
Душе спасенья нет,
Опять душа летит,
Как дикий лебедь.
Куда-то вдаль.
И снова надо мной
Всё тот же взгляд
Лиловый неземной ...



В море соли и так до чёрта
Морю не надо слёз,
Морю не надо слёз.
Наша вера вернее расчёта,
Нас вывозит "АВОСЬ",
Нас вывозит "АВОСЬ"!




И ещё одна назабываемая музыкальная композиция из спектакля.
Сага ... романс ?
Покажите, покажите мне хоть одного музолюба,
кто б не знал, не любил, не грустил под эту чУдную балладу ...





Слушаем? Любуемся?

Опера «Юнона и Авось»

Романс «Я тебя никогда не забуду»

«Я тебя никогда не забуду» - Геннадий Трофимов.
«Я тебя никогда не забуду» - Евгений Шаповалов.




Ты меня на рассвете разбудишь,





проводить необутая выйдешь.





Ты меня никогда не забудешь.



Ты меня никогда не увидишь.


Yse cuanto mas pronto partas tu mas
Se acerca nuestra eterna dicha.
Como no quiero que te marches tu como
quiero que te marches pronto.
Oh, tomame, mi amado, contigo.
Yo sere tu vela La tempest d,
Me parece que te estoy perdiendo...




Я знаю, чем скорей уедешь ты,
тем мы скорее вечно будем вместе.
Как не хочу, чтоб уезжал,
как я хочу, чтоб ты скорей уехал,
Возьми меня, возлюбленный, с собой.
Я буду тебе парусом в дороге.
Я буду сердцем бури предвещать,
Мне кажется, что я тебя теряю...


Заслонивши тебя от простуды,




я подумаю: "Боже Всевышний!




Я тебя никогда не забуду.




Я тебя никогда не увижу".





Эту воду в мурашках запруды,




это Адмиралтейство и Биржу



я уже никогда не забуду




и уже никогда не увижу.





Не мигая, слезятся от ветра




безнадeжные карие вишни.





Возвращаться - плохая примета.




Я тебя никогда не увижу.





Даже если на землю вернёмся




мы вторично, согласно Гафизу,





мы, конечно, с тобой разминёмся.




Я тебя никогда не увижу.





И окажется так минимальным





наше непониманье с тобою




перед будущим непониманьем





двух живых с пустотой неживою.





И качнётся бессмысленной высью





пара фраз, залетевших отсюда:





"Я тебя никогда не увижу.





Я тебя никогда не забуду ..."






Заведи мне ладони за плечи,

обойми,
только губы дыхнут об мои,
только море за спинами плещет.



Наши спины, как лунные раковины,
что замкнулись за нами сейчас.
Мы заслушаемся, прислонясь.
Мы - как формула жизни двоякая.



На ветру мировых клоунад
заслоняем своими плечами
возникающее меж нами -
как ладонями пламя хранят.

Если правда, душа в каждой клеточке,
свои форточки отвори.
В моих порах стрижами заплещутся
души пойманные твои!



Все становится тайное явным.
Неужели под свистопад,
разомкнувши объятья, завянем -
как раковины не гудят?

А пока нажимай, заваруха,
на скорлупы упругие спин!
Это нас погружает друг в друга.

Спим.

( А. А. Вознесенский. 1965. )



Вот такая получилась ностальгическая страничка.
Ооочень подробная.
Может и - перенасыщена?
Полотнами. Стихами.
Но ведь - поэтическими строками
( не только из «Юноны и Авось», но и стихами разных лет)
любимого Поэта Андрея Андреевича Вознесенского.
Он ушёл из жизни в этом году.
Сердце гулко стукнулось в груди :
- Прощай, Поэт!

*помолчала*

А ко всей странице с незабываемой
музыкой А. Рыбникова, стихами А. Вознесенского ...
к их «Юноне и Авось» - чудесные полотна ,
которые как нельзя лучше ( так мне кажется)
подошли к сюжету напевов и о шиповнике, и о прощанье ...-
полотна Американского художника Daniel F. Gerhartz.


« Born in 1965 in Kewaskum, Wisconsin, where he now lives with his wife Jennifer, and their young children, Dan's interest in art emerged as a teenager. Studies at the American Academy of Art in Chicago, Illinois and his voracious appetite for museums and the modern masters such as John Singer Sargent, Alphonse Mucha, Nicolai Fechin, Joaquin Sorolla, Carl von Marr as well as a host of other French and American impressionists have inspired him.

Dan has a particular interest and appreciation for modern Russian art and the sumptuous canvases of the painters Nicolai Fechin, Isaac Levitan and Ilya Repin. As Dan says, their paintings are "completely loose yet deliberate and faithful, not at all flashy."

"My desire as an artist is that the images I paint would point to the Creator, and not
to me, the conveyor. J.S. Bach said it well as he signed his work, “Soli Deo Gloria,” To God
alone be the glory." – Daniel F. Gerhartz.



Indeed, the powerful and evocative beauty of Gerhartz's paintings are also due in large measure to looseness, honesty and faithfulness of his style. Dan's paintings embrace a range of subjects, most prominently the female figure in either a pastoral setting or an intimate interior. He is at his best with subjects from everyday life, genre subjects, sacred-idyllic landscapes or figures in quiet repose, meditation or contemplative isolation.

His mastery of the female figure, the clothed figure especially, is brilliant. He has drawn inspiration from the very old tradition of romanticism and symbolism. His absolutely lavish surfaces, color and lighting are in harmony with his expressionistic brushstroke, application and modeling of light and shade.



His paintings are sensitive yet evocative creations, which dramatize his bold and ambitious technique. He is at his very best when he allows himself to explore the surface in a free and painterly manner, while retaining his sense of other worldliness.

His subjects evoke a timelessness and idealism, yet for the most part Dan has drawn upon his home and community in Wisconsin, including family and friends. His sense of intimacy and honesty with regard to his subjests are a direct result of his closeness and proximity to them. A projection of tranquillity, repose and rich introspection result from his knowledge of the content of his art.



( Dan Gerhartz and son Nicolai. )

In Gerhartz's pictures the ordinary or commonplace is transformed into a higher reality and consequently a sense of greater importance. Emotions are a vital part of his express design, while his mastery of anatomy, the human form and complex surfaces combine to make his canvases very powerful visual experiences. »

(J. Brooks Joyner )

Твои очи — Женевское озеро.
Запрокинутая печаль ...

( А. А. Вознесенский. 18.05.2005. )



Он вышел в сад. Смеркался час.
Усадьба в сумраке белела,
смущая душу, словно часть
незагорелая у тела.



А за самим особняком
пристройка помнилась неясно.
Он двери отворил пинком.
Нашарил ключ и засмеялся.



За дверью матовой светло.
Тогда здесь спальня находилась.
Она отставила шитье
и ничему не удивилась.

( А. А. Вознесенский. 1972. )


3 comments:

axinella said...

Уже третий раз открываю эту твою страницу, несмотря на то, что СД "Юноны и Авось"занимает почетное место в моей коллекции и регулярно слушается. Прекрасная страничка получилась, очень хорошо иллюстрированная. Помню, каким событием был этот спектакль Ленкома, долгие годы невозможно было попасть. Смотришь, слушаешь "Белый шиповник" и вновь переносишься в юность...

Трень-Брень said...

Ах, Axinella , да , все мы родом - оттуда, где когда-то невозможно было попасть на эту рок-оперу в Ленком!
Какое шикарное ностальгическое путешествие - "Юнона и Авось" !

Кстати, к романсу " Я тебя никогда не увижу..." я взяла полную версию стихотворения А. Вознесенского ( написанную раньше, чем родился замысел "ЮиА" ); сначала хотела всё "перемотать" и исправить, убрать случившиеся несответствия , а потом решила:
а, пускай так и остаётся! Строки ведь - незабываемы!

Спасибо, что заглядываешь! :)

axinella said...

И окажется так минимальным наше непониманье с тобою
Перед будущим непониманьем двух живых с пустотой неживою – строки действительно незабываемые, почаще бы их примерять на свою жизнь.
Я когда–то "Антимиры" наизусть знала.