Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Но всегда, везде и неизменно близ тебя светла душа моя... »

Thursday, April 22, 2010


Счастлив я, когда ты голубые
Очи подымаешь на меня:



Светят в них надежды молодые —
Небеса безоблачного дня.



Горько мне, когда ты, опуская
Тёмные ресницы, замолчишь:



Любишь ты, сама того не зная,

И любовь застенчиво таишь.



Но всегда, везде и неизменно
Близ тебя светла душа моя ...
Милый друг! О, будь благословенна
Красота и молодость твоя!

( Иван Бунин. 1896. )



По многочисленным ли просьбам, по единоличному ли
( Axinella, приветствую тебя!) пожеланью -
снова - обожаемый Джо Дассен!

Чарующий этот, неповторимый голос!



Одна из самых любимых
( уверена, не только мной!)
песен!


http://www.youtube.com/watch?v=b4hWQ8QmHLk

http://www.youtube.com/watch?v=_Fbx6pyYsX8&a=cyuimZeeSkE&playnext_from=ML

http://www.youtube.com/watch?v=QuBwReAkXGI&feature=related



Джо Дассен: « Et si tu n'existais pas ...» (1975)

« Если, если бы не ты ... »

Авторы:

V. Pallavicini, T. Cutugno, Losito.
Adaptateurs: P. Delanoë, C. Lemesle.
Trompette solo: P. Dutour.
Arrangements: Johnny Arthey.

Перевод - Иван Маслянкин.


Et si tu n'existais pas
Dis-moi pourquoi j'existerais?



Если, если бы не ты,
Скажи, зачем тогда и я?



Pour traîner dans un monde sans toi
Sans espoir et sans regret




Без тебя мир мне пуст и постыл,

Нет надежд в нём для меня.



Et si tu n'existais pas
J'essayerais d'inventer l'amour



Если, если бы не ты,
То я бы выдумал любовь,



Comme un peintre qui voit
sous ses doigts



Как художник несёт на холсты



Naître les couleurs du jour
Et qui n'en revient pas



Море сказочных цветов.
И каждый раз - всё вновь.



Et si tu n'existais pas
Dis-moi pour qui j'existerais?



Если, если бы не ты,
Скажи, кому тогда и я?



Des passantes endormies
dans mes bras



Незнакомок без жизни черты
Не приму я - лишь тебя.


Que je n'aimerais jamais
Et si tu n'existais pas



Если, если бы не ты,
Я б маленькою точкой был;


Je ne serais qu'un point de plus
Dans ce monde qui vient et qui va



В мире будущем, в том,
что застыл,



Je me sentirais perdu
J'aurais besoin de toi



Потерян был бы и без сил,
Глаза твои так мне нужны!



Et si tu n'existais pas
Dis-moi comment j'existerais?



Если, если бы не ты,
Скажи мне, как тогда и я?



Je pourrais faire semblant d'être moi
Mais je ne serais pas vrai



Я собой притворился бы быть,
Но это правда б не была.



Et si tu n'existais pas
Je crois que je l'aurais trouvé



Если, если бы не ты,
Я верю, что тогда б нашёл



Le secret de la vie, le pourquoi
Simplement pour te créer
Et pour te regarder



Тайну жизни, её красоты,
Чтобы образ твой расцвёл
И вдаль меня повёл.



Et si tu n'existais pas
Dis-moi pourquoi j'existerais?
Pour traîner dans un monde sans toi
Sans espoir et sans regret




Et si tu n'existais pas
J'essayerais d'inventer l'amour
Comme un peintre qui voit sous ses doigts
Naître les couleurs du jour
Et qui n'en revient pas ...


Чудесная песенка.
Светлая такая.
Спета так проникновенно, нежно ...
никто ведь так и не смог и не может,
как он - Джо Дассен / Joe Dassin.

А к нежным, страстным этим напевам ( ко всейс транице с прекрасными любимыми поэтическими строками) - удивительная живопись знаменитого французского ( а то!) художника-иллюстратора Луи Икарта / Louis Icart.
Согласитесь, когда взираешь на очаровательных , прелестных, лёгких- воздушных-невесомых барышень Луи Икарта безоговорочно веришь лирическому герою песенных напевов любимого певца Джо Дассена : да, если бы не ты, без тебя мир был бы мне пуст и постыл ...

Не правда ли - изумительное, притягательное искусство! ?


Луи Икарт (Louis Icart) родился в небогатой семье в городе Toulouse во Франции. Он был первым сыном Джона и Элизабет Икарт, а полное его имя звучит как Louis Justin Laurent Icart. Еще в раннем возрасте у него появилась страсть к рисованию, которая и преследовала его на протяжении всей жизни. Даже застигнувшая его в молодом возрасте Первая Мировая война только укрепила эту страсть Икарта - будучи на фронте, он каждую свободную минуту отдавал своему увлечению, постоянно совершенствуясь и оттачивая мастерство живописца, при этом выбирая для своих рисунков любые подходящие поверхности.

В 1907 году Икарт переезжает в Париж с одной только целью - всецело посвятить себя любимому делу, сосредоточиться на изготовлении великолепных офортов, живописи и графики. Его картины в скором времени начинают пользоваться огромной популярностью,


появляются состоятельные клиенты и предложения от различных изательств. Основным и наиболее интересным направлением в живописи для Икарта казалась такая сфера культуры как мода, которая очень быстро менялась в период становления Art Nouveau и возникновения Art Deco.

Об образах прекрастной женщины, созданных Икартом, лучше всего могут говорить только его работы, стоит только отметить, что женщины на его картинах всегда очень чувственны, иногда чрезмерно эротичны, но при этом всегда проникнуты чувством юмора.

Умер Луи Икарт в 1950 году в Париже, оставив после себя богатое художественное наследие, которое и в наше время находит почитателей по всему миру.(c)



Louis Icart, French (1880-1950)


Louis Icart was born in Toulouse, France. He began drawing at an early age. He was particularly interested in fashion, and became famous for his sketches almost immediately. He worked for major design studios at a time when fashion was undergoing a radical change-from the fussiness of the late nineteenth century to the simple, clingy lines of the early twentieth century. He was first son of Jean and Elisabeth Icart and was officially named Louis Justin Laurent Icart. The use of his initials L.I. would be sufficient in this household. Therefore, from the moment of his birth he was dubbed 'Helli'. The Icart family lived modestly in a small brick home on rue Traversière-de-la-balance, in the culturally rich Southern French city of Toulouse, which was the home of many prominent writers and artists, the most famous being Henri de Toulouse-Lautrec.



Icart fought in World War I. He relied on his art to stem his anguish, sketching on every available surface. It was not until his move to Paris in 1907 that Icart would concentrate on painting, drawing and the production of countless beautiful etchings, which have served (more than the other mediums) to indelibly preserve his name in twentieth century art history. When he returned from the front he made prints from those drawings. The prints, most of which were aquatints and drypoints, showed great skill. Because they were much in demand, Icart frequently made two editions (one European, the other American) to satisfy his public. These prints are considered rare today, and when they are in mint condition they fetch high prices at auction.

Art Deco, a term coined at the 1925 Paris Exposition des Arts Decoratifs, had taken its grip on the Paris of the 1920s. By the late 1920s Icart, working for both publications and major fashion and design studios, had become very successful, both artistically and financially. His etchings reached their height of brilliance in this era of Art Deco, and Icart had become the symbol of the epoch. Yet, although Icart has created for us a picture of Paris and New York life in the 1920s and 1930s, he worked in his own style, derived principally from the study of eighteenth-century French masters such as Jean Antoine Watteau, François Boucher and Jean Honoré Fragonard.



In Icart's drawings, one sees the Impressionists Degas and Monet and, in his rare watercolors, the Symbolists Odilon Redon and Gustave Moreau. In fact, Icart lived outside the fashionable artistic movements of the time and was not completely sympathetic to contemporary art. Nonetheless, his Parisian scenes are a documentation of the life he saw around him and they are nearly as popular today as when they were first produced.

In 1914 Icart had met a magical, effervescent eighteen-year-old blonde named Fanny Volmers, at the time an employee of the fashion house Paquin. She would eventually become his wife and a source of artistic inspiration for the rest of his life.

Icart's portrayal of women is usually sensuous, often erotic, yet always imbued an element of humor, which is as important as the implied or direct sexuality. The beautiful courtesans cavort on rich, thick pillows; their facial expressions projecting passion, dismay or surprise, for the women of Louis Icart are the women of France as we have imagined them to be Eve, Leda, Venus, Scheherazade and Joan of Arc, all wrapped up into an irresistible package.(c)



О бархатная радуга бровей!
Озерные русалочьи глаза!
В черёмухе пьянеет соловей,
И светит полумесяц меж ветвей,
Но никому весну не рассказать.

Забуду ли прилежный завиток
Ещё не зацелованных волос,
В разрезе платья вянущий цветок
И от руки душистый тёплый ток,
И всё, что так мучительно сбылось?..




Какая горечь, жалоба в словах

О жизни, безвозвратно прожитой!
О прошлое! Я твой целую прах!
Баюкай, вечер, и меня в ветвях
И соловьиною лелей мечтой.



Забуду ли в передразлучный день
Тебя и вас, озерные глаза?
Я буду всюду с нами, словно тень,
Хоть не достоин, знаю, и ремень
У ваших ног, припавши, развязать.

( Владимир Нарбут. Киев. 1917. )

1 comments:

axinella said...

Трень–Брень, спасибо, миллион алых роз тебе...Это моя самая любимая песня у Джо Дассена, ты очень хорошо её оформила. Вот всё–таки Тото Кутуньо – страница, эта песня, l'ete indien, l'italiano - всегда с удовольствием слушаю.