Вот и узнаешь, как было легко
Всем, кто летали со мною! (c)

« Посвящение в альбом »

Tuesday, February 23, 2010

.
Сад, где б я жил,— я б расцветил тобой,
дом, где б я спал,— тобою бы обставил,

созвездия б сиять тобой заставил
и листьям дал бы дальний голос твой.
.
.
Твою походку вделал бы в прибой
и в крылья птиц твои б ладони вправил,
и в небо я б лицо твое оправил,
когда бы правил звездною судьбой.
.
.
И жил бы тут, где всюду ты и ты:
ты — дом, ты — сад, ты — море, ты — кусты,
прибой и с неба машущая птица,
.

.
где слова нет, чтоб молвить: «Тебя нет»,—
сомненья нет, что это может сбыться,
и все-таки — моей мечты сонет
.

.
не сбудется. Осенний, голый сад

с ней очень мало общего имеет,
и воздух голосом ее не веет,
и звезды неба ею не блестят,
.
.
и листья ее слов не шелестят,
и море шагу сделать не посмеет,
крыло воронье у трубы чернеет,
и с неба клочья тусклые висят.
.
.
Тут осень мне пустынная дана,
где дом, и куст, и море — не она,
где сделалось утратой расставанье,
.

.
где даже нет следа от слова «ты»,
царапинки ее существованья,
и все-таки — сонет моей мечты
.
.
опять звенит. Возможно, что не тут,
а где-нибудь — она в спокойной дреме,
ее слова, ее дыханье в доме,
и к ней руками — фикусы растут,
.

.
Она живет. Ее с обедом ждут.
Приходит в дом. И нет лица знакомей.
Рука лежит на лермонтовском томе,
глаза, как прежде карие, живут.
.
.
Тут знает тишь о голосе твоем,
и всякий день тебя встречает дом,
не дом — так лес, не лес — так вроде луга.
.


.
С тобою часто ходит вдоль полей —
не я — так он, не он — твоя подруга,
и все-таки — сонет мечты моей
.
.
лишь вымысел. Найди я правду в нем,
я б кинул все — и жизнь и славу эту,
и странником я б зашагал по свету,
обшарить каждый луг, и лес, и дом.
.


.
Прошел бы я по снегу босиком,
без шапки по тропическому лету,
у окон ждать от сумерек к рассвету,
под солнцем, градом, снегом и дождем.
.
.
И если есть похожий дом такой,
я к старости б достал его рукой:
«Узнай меня, любимая, по стуку!..»

Пусть мне ответят: «В доме ее нет!»
К дверям прижму иссеченную руку
и допишу моей мечты сонет.
.
( Семён Кирсанов. "Четыре сонета". 1938.)
.

« Последняя композиция (к слову, моя любимая на альбоме) - что-то среднее между цыганщиной и обкурившимися тяжелонитратной дури "Самоцветами", - производит самое положительное впечатление за счет бойкого псевдо-самоцветовского хорала, неровного ритма, постоянной смены тональности, и переходом в психоделию и высшие слои стратосферы с подключением синтезатора. Идеальная концовка для подобного экстравагантного музыкального коллажа.
Такой, вот, необычный альбомище. Сорок две минуты издевательства над поп-стандартами вперемежку с авангардистскими изысками. »



На сей раз - весьма не-меломански,
не
как мой неизвестный собеседник, замечу.
Очень органична концовка альбома.
Нет здесь ни цыганщины, имхо, ни "самоцветовских " перепевов.

Неспроста альбом венчает песня на стихи польского поэта Адама Мицкевича в неповторимом, пронзительно звучащем, переводе одного из любимейших поэтов ( и переводчиков) С. Кирсанова : эдакая "цветочная" эллегия,
эдакий закономерный конец напевов "По волне моей памяти",
эдакий своеобразный красочный музыкальный цветочный венок,
сплетённый умело-мАстерски и неповторимо!




( Adam Bernard Mickiewicz.
Portrait by Walenty Wańkowicz, 1828.)

Адам Бернард Мицкевич ( 24 декабря 1798, Заосье близ Новогрудка, Литовская губерния, ныне Белоруссия — 26 ноября 1855, Константинополь) — белоруский и польский поэт и деятель национально-освободительного движения; считается одним из трех величайших польских поэтов эпохи Романтизма (наряду с Юлиушем Словацким и Зигмунтом Красинским). Оказал большое влияние на становление белорусской литературы в XIX в. Adam Bernard Mickiewicz ( December 24, 1798 – Nove mber 26, 1855) was a Polish-Lithuanian Romantic poet. He was one of Poland's Three Bards, along with Zygmunt Krasiński and Juliusz Słowacki.(c)



Семён Исаакович Кирсанов (настоящая фамилия Кортчик; 5 (18) сентября 1906, Одесса — 10 декабря 1972, Москва) — русский советский поэт.



« В 1924 году Маяковский встретил в Одессе 18-летнего юного поэта - сына портного, и взял его под свое крыло, печатая в ЛЕФе, приглашая в совместные поездки. Если говорить о поэзии весовыми категориями бокса, то Маяковский был тяжеловесом, а Кирсанов был в весе "пера", но блистательным мастером формы. Про Кирсанова была такая эпиграмма: "У Кирсанова три качества: трюкачество, трюкачество и еще раз трюкачество". Эпиграмма хлесткая и частично правильная, но в ней забывается и четвертое качество Кирсанова - его несомненная талантливость. Его поиски стихотворной формы, ассонансные способы рифмовки были впоследствии развиты поэтами, пришедшими в 50-60-е, а затем и другими поэтами, помоложе. Поэтика Кирсанова циркового происхождения - это вольтижировка, жонгляж, фейерверк; как жаль, что у нас на сегодняшний день нет ни одного формалиста такого класса. Формалисты тоже до зарезу н ужны. Но все же только формалистом Кирсанова назвать было бы несправедливо.»

( Источник: Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.)


Острогожские корни звезд российской эстрады
сестер Зайцевых. Известный в 90-е годы звездный дуэт «Сестры Зайцевы» был достаточно популярным продолжительное время. Песни дуэта звучали везде. Острогожск знаменит многими выдающимися деятелями в области литературы, художества и искусства.



« Посвящение в альбом »

Стихи - Адам Мицкевич.
(перевод С. Кирсанова)
Муз. - Давид Тухманов.
Исп. - сестры Татьяна и Елена Зайцевы;
( вокалистки вокально-инструментального
оркестра "Современник"
)

http://csg.spb.ru/ZData/Tuhm anow/tuh_pvmp_10.mp3

http://www.youtube.com/watch?v=2clvtiGRbAU&feature=related



Jaśniały chwile szczęśliwe, niestety!
Kiedy na błoniach był kwiatów dostatek,

Kiedy mi było łatwiej o bukiety
Niżeli teraz o kwiatek.



Ryknęły burze, ciągłe leją słoty,
Trudno wynaleźć na ojczystej błoni,
Trudno wynaleźć, gdzie kwiat błyskał złoty,
Listka dla przyjaznej dłoni.



Co wynalazłem, nich tobie poświęcę,
Racz wdzięcznie przyjąć, chociażby z tej miary,


Że był ten listek w przyjacielskiej ręce,
Że to ostatnie są dary.

( Adam Mickiewicz .
"W imionniku S.B.
R. 1824 D. 22 w kilka godzin po
odebraniu rozkazu oddalenia się
z Litwy.)



Дни миновали счастливые, нет их.
Было цветов, сколько сердце захочет.



Легче нарвать было сотни букетов,
Нежели ныне цветочек.



Ветер завыл, и дожди заструились,

Трудно найти средь родимого луга,



Трудно найти, где цветы золотились
Листик любимого друга.


Будь, же, доволен осенним листочком,
В дружеской был он руке, хоть не ярок,




Будь ему рад, наконец, и за то что
Это последний подарок !




Будь, же, доволен осенним листочком,
В дружеской был он руке, хоть не ярок,



Будь ему рад, наконец, и за то что
Это последний подарок !



Вот и подошло к концу увлекательное это моё ( наше) путешествие
"По волнам моей ( нашей) памяти".

К последней заключительной песне ... ох, сколько всего было "перелопачено " -
имён и живописных полотен.
Если к каждой песне -странице у меня было по 2-3 варианта,
то к этой случилось вариаций 7.
Так тяжело было выбрать нечто - достойно и метко - венчающее эту страницу
с " Посвящением в альбом" и завершающую всю тему :
что-то музыкально - цветочно - живописное - одновременнo
.



Но я сделала выбор в пользу живописного великолепия французского художника
Raymond Poulet.

В его полотнах - согласитесь - столько разноликих ярких цветов,
любовной нежной страсти, столько звучащей музыки!



Raymond Poulet was born in Paris in 1934 to a very poor family. He obtained a scholarship to attend the Arts Décoratifs and Beaux-arts schools in Paris. He also attended courses at various painting and sculpture academies in Paris. Far from the temptations life can provide, his work concentrated on research and determination.

He held his first group exhibit in 1960, which was followed by personal exhibits in France and in the US. Shortly after, his exhibits spread worldwide.

Raymond Poulet was inspired by Braque, Picasso and Nicolas De Staël, thus starting with abstract painting in New York. Later, as years went by, he was attracted to figuration, for which he used various materials (fabric, sand, collages...).
Slanted lines and light became his trademark, giving his compositions a musical rhythm.



He paints love and travels, and his works are filled with generosity and humanism. His themes are extremely varied for a single artist. Thanks to his high sensitivity, he explores various areas: splendid flowers, travel scenes, delicate and sensual nudes, beautiful orchestras (music is essential to him). Raymond Poulet studies different types of men, those who build the world, peasants, craftsmen. He admires the latter and observes them patiently before bringing them to life in his paintings.



Raymond Poulet is sincere and friendly; he is a perfectionist and is passionate about everything he does. Never satisfied, he admits he spends more and more time on each painting. He also does lithographs, which is rare for contemporary artists. More than one hundred of his paintings were woven and painted in Aubusson. He designed CD boxes for musician friends, as well as several posters and three stamps for Monaco Post, printed and sold in 1999 and 2000.



He is highly curious and learnt sculpture, techniques to work on bronze, learnt to do his own altering on waxes, and create his own patinas, etc. He thus picked up classical themes along the way, such as music and violins, Asia and its monks, women, Touaregs, etc. All his works reflect his passion and determination and many belong to private collections in France and abroad (c).


*помолчала*

И - в заключенье.
Наверняка, не всё получилось гладко, есть неточности, шероховатости, но чесслово, я душу вложила в эту тему, жила , в общем-то, посл. дни именно ею
и старалась, как можно быстрее, всё, давным-давно задуманное , воплотить.


* прилежный, дисциплинированный смайл-школяр, именно тот - Из вагантов *


Столько матеряла "переворошено" , я старалась - клянусь - особо не просвещенствовать, очень много матерьяла - "под скатами"/ссылками ( желющие могут заглянуть.)
Моя идея была, как всегда, такова - ассоциации : песни/музыка+живопись.

Так что великодушно прошу снисхождения и очень надеюсь, что всем друзьям моего блога, с кем общаюсь и тем, кто молча наблюдает за моим блогом
( может, хоть в этот раз отзовётесь? Спасибо)
придётся моя задумка - по душе?

Потому что я шагнула - остороoooжненько, ностальгически - в волны нашей памяти.
Все песни из этого альбома Д. Тухманова - уверена - всеми памятны и любимы.
У счастливчиков сохранилась давнишняя виниловая пластинка - в бумажном заветном конверте, у меня же - в доме CD.



Ну, а теперь я могу в любое время заглянуть в свой блог и послушать - с удовольствием - любую композицию из этого альбома.
И унестись в далёкое далёко - "По волнам моей памяти".

Спасибо огромное - всем создателям этого отечественного музыкального шедевра.
Иных уж нет, а те - далече ... (с)

Но все они - навсегда в нашей благодарной памяти.




Сердце не зря дано - сердце любить должно! (с)

Помните, так поётся в одной песенке Д. Ф. Тухманова!?
Да, верно!



Эта тема - дань безграничного уваженья и безмерной любви
Музыкальному Гению Давида Фёдоровича Тухманова!


Дай Вам Бог - долгих лет жизни в добром здравии!
Спасибо Вам за любящее Ваше сердце!


Браво, Маэстро!


0 comments: